Судебная практика по лизингу транспортных средств
Dent-repair.ru

Автомобильный портал

Судебная практика по лизингу транспортных средств

Лизинг: изменение судебной практики

Суды лишили закон о лизинге его сути – обязанности полного возмещения инвестиционных затрат.Опубликовано в журнале “Бухгалтерские вести” №5 от 1 февраля 2011 год

В судебной практике применения гражданского законодательства, регулирующего коммерческие отношения, не так часты принципиальные повороты, ниспровергающие теоретические основы, если это не обусловлено изменением самого законодательства.
Сейчас отмечается именно такой принципиальный поворот в применении законодательства при разрешении споров о лизинге.
Резкое изменение арбитражной практики произошло в 2009 году, и оно не было вызвано объективными причинами, потому что законодательство не изменялось.

В период кризиса суды повернулись в сторону лизингополучателей

Суды стали принимать решения о взыскании денежных средств с лизинговых компаний – кредиторов в пользу лизингополучателей – должников.
Финансовый кризис больно ударил по небольшим российским предприятиям. Целые секторы экономики (строительство, деревообработка, перевозки, лесная отрасль) оказались в дефолте из-за отсутствия платежеспособного спроса.
Приобретенные в 2006 – 2008 годах производственные активы простаивали, не принося дохода. А лизинговые платежи начислялись и создавали долги.
В период кризиса платежей лизинговые компании стали в массовом порядке требовать расторжения договоров лизинга и возврата имущества, которое потом продавали для возмещения своих затрат.
Многие лизингополучатели стали добровольно возвращать лизинговое имущество, так как не находили для него доходного использования.
И в этом случае, стремясь обеспечить баланс интересов сторон в лизинговой сделке, суд стал взыскивать с лизинговой компании большую часть ранее полученных лизинговых платежей

Судебная практика до кризиса

Если раньше лизинговая компания обращалась в суд, то по ее требованию суд изымал у лизингополучателя имущество в связи с неуплатой лизинговых платежей и взыскание полной суммы лизинговых платежей по договору.
Лизингополучатель практически не имел возможностей для отстаивания своих коммерческих интересов. Суд не принимал доводы лизингополучателей, что имущество частично уже оплачено. Просьбы оставить хотя бы часть оплаченного имущества, суды не принимали.
Лизингополучатель не мог получить ничего даже в тех случаях, когда срок лизинга к моменту изъятия имущества истек. Если он уплачивал платежи 2 – 3 года, если большая часть платежей была уплачена, это ничего не меняло, – имущество у него все равно изымали, дебиторскую задолженность взыскивали.
Лизингополучатель оставался без имущества и без денег.
Видя такую перспективу, многие лизингополучатели уклонялись от возврата имущества.
Но теперь суды изменили свой подход к рассмотрению дел, если имущество возвращается.

Лизингополучатель может вернуть стоимость имущества

Если лизингополучатель вернул имущество, или оно было изъято лизинговой компанией в связи с неплатежами, то теперь он может обратиться в суд с требованием о взыскании с лизингодателя части стоимости имущества, которая входила в состав уплаченных лизинговых платежей.
Это серьезное изменение для лизингополучателей.

Лизингополучатель может вернуть уплаченный аванс

При заключении договора лизинга лизингополучатель уплачивает аванс, который направляется на приобретение имущества.
Раньше вернуть аванс при расторжении договора было невозможно. Суд считал, что лизинговый платеж является единым, и не делится на составляющие. Считалось также, что лизинговые платежи в полном составе уплачиваются за пользование имуществом.
Теперь практика изменилась.
Если имущество возвращается лизинговой компании при расторжении договора, то суд может принять решение о возврате аванса.
Происходит это потому, что суд стал вычленять из состава лизинговых платежей стоимость имущества.

Пример

Рассмотрим несколько реальных случаев из арбитражной практики этого периода.
В 2007 году лизингополучатель приобрел в лизинг 10 автоцистерн.
В 2008 году стал допускать просрочки в оплате лизинговых платежей, а в 2009 году вынужден был прекратить платежи полностью, так как цистерны простаивали.
Стороны договорились о возврате имущества, подписали акт возврата.
Лизингодатель обратился в суд для взыскания дебиторской задолженности.
Каково же было его удивление, когда суд, формально взыскав с лизингополучателя сумму долга, уменьшил его на сумму аванса, который был уплачен лизингополучателем при заключении договора в 2007 году.
Но чего никогда ранее не замечалось в судебной практике, суд удержал с лизинговой компании часть стоимости имущества, которая фигурировала в графике лизинговых платежей на дату возврата имущества.
В результате, по судебному решению лизингополучатель полностью избавился от своего долга, и получил решение суда о взыскании денежных средств с лизинговой компании.
Суд мотивировал свое решение тем, что в противном случае на стороне лизингодателя имело бы место неосновательное обогащение, поскольку он одновременно получил бы и имущество, и его стоимость.
В другом случае суд рассматривал спор в ситуации, когда имущество не было возвращено, лизингополучатель продолжал его использовать, но плату не вносил.
Лизинговая компания обратилась в суд с требованием об изъятии имущества, взыскании задолженности по лизинговым платежам и выкупной стоимости имущества.
Лизингополучатель предъявил встречный иск о возврате ему авансового платежа и о взыскании выкупной стоимости имущества, которая входила в состав лизинговых платежей (выкупной стоимости).
Суд удовлетворил первоначальный иск частично, а встречный иск полностью.
Произведя зачет взаимных требований истца и ответчика, суд взыскал денежные средства с лизинговой компании.
Таким образом, изымая имущество для того, чтобы возместить затраты на приобретение имущества, лизинговая компания должна была вернуть лизингополучателю значительную часть ранее полученных лизинговых платежей.

Высший Арбитражный Суд, поддерживая описанную позицию нижестоящих судов о взыскании неосновательного обогащения, обратил их внимание на то, что выкупная стоимость имущества должна определяться с учетом естественного износа имущества (без учета ускоренной амортизации).
Арбитражные суды не смогли пока сформировать единообразного подхода для определения такого износа. Официальных методических указаний для его расчета не имеется, определение рыночной стоимости имущества здесь неприменимо, указание в договоре размера выкупной стоимости вопрос тоже не решает.

Как суды обосновывают свои решения

Суды взыскивают стоимость имущества под видом неосновательного обогащения.
Под неосновательным обогащением лизинговой компании суды понимают стоимость имущества, уплаченную лизингополучателем.
Суды считают, что если возможность выкупа имущества утрачена в связи с расторжением договора и возвратом имущества, то у лизингодателя имеет место неосновательное обогащение в виде пользования авансовым платежом и/или выкупной стоимостью, уплаченной в составе лизинговых платежей, без установленных законом или договором оснований.
Суды указывают, что в соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лизингополучатель вправе истребовать в качестве неосновательного обогащения денежные средства, полученные до расторжения договора, если встречное удовлетворение не было предоставлено, и обязанность его предоставления отпала в связи с расторжением договора.
Старая судебная практика, существовавшая с 90-х годов, признана ошибочной, а новая единообразная судебная практика сейчас не сформирована.
Суды заново вырабатывают подходы к рассмотрению этой сложной категории споров.

Советы компаниям, взявшим имущество в лизинг

Если у компании нет возможности оплачивать лизинговые платежи, и она готова вернуть имущество (хотя бы частично), можно договориться с лизинговой компанией о частичном возврате выкупной стоимости имущества (части лизинговых платежей). Это может оказаться выгодным и той, и другой стороне.
Следует различать выкупную стоимость и стоимость имущества
Часто суды ошибочно ставят знак равенства между стоимостью предмета лизинга и выкупной ценой.
В состав лизинговых платежей по закону включается стоимость имущества, поэтому выкупная стоимость обычно определяется как условная сумма, уплачиваемая после полной уплаты всех лизинговых платежей по договору.
Выкупную цену стороны договора вправе устанавливать по своему усмотрению.
По этой условной выкупной цене лизингополучатель ставит имущество на свой баланс при окончании договора лизинга, выплатив до этого все лизинговые платежи, которые отнесены на расходы как плата за оказание услуги лизинга.

Последствия для лизинговых компаний

Лизинговые компании считают, что произошел перекос в правоприменении, способный в самые короткие сроки разрушить лизинговый бизнес.
Используя имущество в течение длительного срока, лизингополучатели получают доход от его использования и налоговые льготы, сопоставимые со стоимостью имущества. Имущество при этом изнашивается и приходит в негодность.
В случае неплатежей лизингодатель для сокращения своих убытков вынужден изымать имущество у лизингополучателя.
Суд считает, что при этом лизинговая компания не только полностью покрывает свои затраты, но и обогащается за счет лизингополучателя, который выплатил стоимость имущества в составе лизинговых платежей, не получив на имущество права собственности.
Суд не учитывает, что изъятое имущество не стоит столько же, сколько оно стоило при его передаче лизингополучателю, – оно изношено, приведено в негодность, требует затрат на восстановление, изъятие, хранение, продажу.
Зачастую требуются огромные усилия для розыска имущества, изъятия его у третьих лиц, освобождения от незаконных обременений.
Лизингодатель приобретал имущество для лизингополучателя, и не может использовать имущество в своей финансовой лизинговой деятельности.
Когда суд взыскивает неосновательное обогащение в виде части стоимости имущества, то исходит из цены нового имущества, заложенной в состав лизинговых платежей, но лизинговая компания изымает имущество, которое в значительной степени обесценилось.
Фактически суд обязывает лизинговую компанию выкупить у недобросовестного должника свое собственное имущество, приведенное должником в негодность, заплатив за него как за новое!
Смысл закона о лизинге, предусматривающего сохранение права собственности за лизинговой компанией, в том, чтобы в случае неплатежеспособности лизингополучателя возместить убытки за счет продажи не полностью самортизированного имущества
Суды лишили закон о лизинге его сути – обязанности полного возмещения инвестиционных затрат.
Уловив новое направление в судебной практике, неплательщики – банкроты подают исковые заявления, чтобы нажиться за счет лизинговой компании.
Изъятие и реализация лизингового имущества во многих случаях невозможно в силу особых технических характеристик имущества.
При предъявлении лизингодателем иска в суд, лизингополучатель продолжает использовать имущество, получая от этого доход и льготы по налогам, даже возмещает НДС из бюджета со своей задолженности. Такое бесплатное использование может длиться месяцами и годами, пока идет суд.
Все это время лизинговая компания терпит убытки и при этом уплачивает налоги с неполученных доходов
Используя и амортизируя имущество, принадлежащее лизингодателю, лизингополучатель обесценивает этот актив. А если придется изъять имущество, то с лизинговой компании еще и взыскивают его стоимость!
Как будут развиваться события, трудно предугадать.
Однако нужно отметить, что лизингополучатели, возвратившие предмет лизинга, могут в пределах трехлетнего срока исковой давности предъявить к лизинговой компании требования о возврате части стоимости имущества, уплаченной в составе лизинговых платежей, включая авансовые платежи.
И арбитражные суды, руководствуясь указаниями Высшего Арбитражного Суда РФ, обязательными для применения всеми арбитражными судами, должны будут удовлетворить заявленные требования.
При этом новое толкование ВАС РФ может являться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам ранее принятых решений суда.

Не решены правовые и практические вопросы

Мнение эксперта: Несмотря на детальную регламентацию учета лизинговых операций, лизинг можно отнести к самой неурегулированной в правовом смысле области коммерческих отношений, что создает парадоксы при решении судебных споров.
Всегда оставался нерешенным вопрос, по какому юридическому основанию лизингополучатель платит лизингодателю за имущество, находящееся в собственности последнего.
Очевидный ответ, что он платит потому, что осуществляет его выкуп, противоречит и гражданскому, и налоговому законодательству, которое не учитывает кредитной сущности лизинга, видит в нем только арендные отношения.
Лизинговый бизнес является более рисковым, чем банковский, поэтому законодателем был предложен более надежный (как казалось) механизм обеспечения возврата инвестиций, – не надо обращать взыскание на залог, обеспечение итак принадлежит лизингодателю-инвестору.
На случай, если клиент окажется неплатежеспособным, защита инвестиций всегда гарантирована приобретаемым активом
Особенностью лизинга являются два существенных момента:
А) средства, затраченные лизинговой компанией на приобретение имущества для другого лица, являются кредитом и подлежат возврату должником в процессе оплаты лизинговых платежей.
Поскольку имущество приобретается целевым образом для лизингополучателя, то к отношениям применяются нормы о товарном кредите.
Б) право собственности на имущество является способом обеспечения исполнения обязательств;
Однако по принятой системе бухгалтерского учета лизинговых операций, лизинговый договор рассматривается с позиции аренды, лизинговые платежи отражаются как стоимость услуги, имущество ставится на баланс по цене приобретения и с лизинговыми платежами никак не связано.
Расходы лизинговая компания отражает по договору поставки (когда приобретает имущество), а расходы – по договору лизинга (когда получает плату за оказываемую услугу). Эти договоры между собой не связаны.
В учете не отражается, что лизингополучатель выплачивает стоимость имущества, поэтому лизинговая компания не может отразить у себя принимаемые судами решения о возврате лизингополучателю стоимости имущества.
Также в учете нет и не может быть неосновательного обогащения.
Проблема в том, что кредитная сущность лизинга сейчас не отражается ни в гражданском законодательстве, ни в бухгалтерском учете.
Именно неурегулированность лизинговых правоотношений на теоретическом уровне позволяет сейчас судам взыскивать неосновательное обогащение с добросовестной стороны обязательства в пользу стороны, нарушившей существенные условия договора.
Так суды ниспровергают общепризнанные основы гражданских правоотношений.

Порядок возврата лизинговых платежей при расторжении договоров

Как вернуть до 100 % лизинговых платежей при расторжении договоров

ПОРЯДОК ВОЗВРАТА ЛИЗИНГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ

Законодательные нюансы расторжения договоров лизинга при просрочках платежей

Практическая деятельность по приобретению оборудования и транспортных средств при помощи лизинга помогает отечественным предприятиям разрешать вопросы финансирования обновлений основных фондов. При правоприменении соответствующих законов возникают проблемы рисков лизингополучателей и лизингодателей. Одной из них является возвращение лизинговых платежей при расторжениях договоров.

Действия при просрочках лизинговых платежей

Если расторжения договоров лизинга обошлись большими размерами выплат лизинговым компаниям и возвратом им оборудования, то следует запомнить – в случае грамотного решения проблемы возможно возвращение лизинговых платежей в полном объёме.

Федеральным законом №164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (в дальнейшем – Законом о лизинге) предполагается, что предметом лизинга считается имущество лизингодателей. Лизингодатели, следовательно, имеют возможности распоряжения своей собственностью, в т. ч. и изъятия её у лизингополучателей в случаях, если условия договоров нарушаются.

Так как договоры лизинга являются двусторонними, то правам лизингополучателей на получение для пользования оборудования и транспортных средств противостоят обязанности регулярного внесения лизинговых платежей. При нарушениях графиков выплат лизинговые компании могут досрочно расторгнуть договоры и потребовать возвратить имущество, которое, в соответствии с законом, является их собственностью.

Обычно случаи, когда предусматривается право лизингодателей на расторжение договоренностей и на требование возвратить имущество, прописываются в самих договорах. В этих случаях действия выполняются во внесудебном порядке.

Когда предметы лизинга изымаются лизингодателями, возникает еще одна проблема: установление границ между суммами финансирования, которые уже выплачены, итоговыми суммами, которые должны были быть выплачены для окончательного перехода прав собственности и стоимостью оборудования.

В случае изъятия оборудования, оплаченного лизингополучателями в большем размере, чем его цена, лизингодатели ставятся в лучшую имущественную ситуацию, чем при выполнении договоров в соответствии с их условиями.

Читать еще:  Досудебное урегулирование споров претензия о возмещении ущерба

Лизингодатели также могут понести убытки в случаях, если лизингополучатели будут освобождены от необходимости возвратить оборудование, а также выплатить суммы, которые оговорены договорами или законом.

Следовательно, сальдо встречных обязательств, то есть разницу между расходами обоих участников договоров, нужно решить так, чтобы не пострадала ни одна из сторон.

Законодательная и судебная практика расчета сальдо встречных обязательств

Для справедливого решения данной проблемы в Постановлении Пленума Высшего арбитражного суда РФ №17 от 14.03.2014 г. оговариваются главные моменты, которые помогают определить обязанности сторон при расторжениях договоров лизинга из-за просрочек платежей. В п. 3.2 и п. 3.3 данного документа прямо указано на необходимость четко определить:

-суммы произведённых платежей, за исключением авансовых платежей по договорам лизинга, с учётом стоимости предметов лизинга, подлежащих возвращению;

-суммы финансирования, которые потрачены лизингодателями, их вложения;

-общие суммы оплат за финансирование приобретения предметов лизинга;

-стоимость прочих санкций, предусмотренных в рамках конкретных договоров или вообще законов Российской Федерации.

При подсчетах могут возникнуть 3 случая:

-отрицательная разница, дающая права лизингодателям на получение денежных компенсаций;

-положительная разница, обязывающая лизингодателей возвратить часть полученных денег лизингополучателям по фактам изъятий предметов лизинга;

-в полном объёме равное сальдо обязательств.

Последний из случаев встречается очень редко, но первые два очень часто имеют место. К сожалению, очень редко получается достижение консенсуса. В этих случаях пострадавшие стороны имеют право на обращение в судебные органы в соответствии со статьёй 1102 Гражданского кодекса РФ.

В данных случаях следует привлечь профессионалов, которые смогут помочь учесть все принципиальные моменты, подсчитать размер сумм, необходимых к оплате, учесть все процессуальные тонкости при составлениях исковых заявлений.

Порядок расчёта сумм возврата лизинговых платежей

Расчёт сумм для возвращения лизинговых платежей проводится при учёте нижеследующих обстоятельств:

1. Стоимость оборудования, которое подлежит возврату лизингополучателями, определяется при помощи документов о продаже имущества лизинговыми компаниями или актов оценки стоимости при помощи оценщиков. При этом следует учитывать, что преимущество в судах имеют договора купли-продажи, так как именно они являются прямым доказательством реальной цены предметов лизинга.

В случаях, если лизинговые компании ведут себя некорректно, лизингополучатели могут защитить собственные права, предоставив доказательства. Данную проблему самостоятельно решить очень сложно, в связи с этим стоит использовать помощь специалистов. К примеру, для защиты интересов лизингополучателей принято Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу №А 40-158015/2015 от 11.08.2016 г. о взыскании неправомерных обогащений лизинговых компаний. В судебной практике лизинг и его тонкости рассматривается как гражданско-правовая сделка. Исходя из вышесказанного, в Постановлении было решено, что в случаях, когда налицо недобросовестное и неправомерное поведение лизинговых компаний, следует учесть фактическую ситуацию. К примеру, если были предприняты попытки производить расчеты по завышенной цене оценщиков, в тот момент, когда фактическая реализация оборудования выявила другую стоимость, судами принимаются во внимание цены, по которым оборудование было реализовано.

2. Размеры финансирований представляют из себя закупочные цены предметов лизинга за минусом авансов по договорам лизинга, а также расходов по обслуживанию и доставке. Формулы для расчетов предложены в Постановлении №17.

Несмотря на то обстоятельство, что авансовые платежи по договорам лизинга не возвращаются, они включаются в расходы для закупки оборудования, и, следовательно, – вычитаются из сумм финансовых расходов лизинговых компаний.

3. Платы за финансирование приобретения предметов лизинга рассчитываются при помощи ставки рефинансирования в процентах на величину финансовых вложений. Процедуры расчета взаимных обязательств строго регламентированы. При этом в них находятся неконкретные существенные обстоятельства, которые позволяют решать вопросы различно. Очень важным является не давать возможностей лизингодателям преувеличивать собственные расходы, тем самым увеличив свои доходы при расторжениях договоров.

Возможно ли расторжение лизинговых договоров при компенсациях просрочек?

В данных случаях ситуации рассматриваются лизинговыми компаниями самостоятельно. При этом в статье 665 Гражданского кодекса РФ говорится, что договоры финансовой аренды, то есть лизинга, предполагают, что лизинговые компании не несут ответственности за выбор предметов аренды, а пунктом 1 статьи 614 Гражданского кодекса РФ арендаторы обязываются своевременно выплачивать стоимость использования арендуемого имущества.

Следовательно, если лизингополучатели допустили просрочки 2-х и более платежей, то лизинговые компании имеют права (но не обязанности!) на расторжение действующих договоров в одностороннем порядке. Это значит, что они имеют право требовать возврата предметов лизинга, даже в тех случаях, когда имели место выплаты в размере 70 % платежей, а долги погашены.

Законодательство, регулирующее взаимоотношения лизинга, устанавливает, что лизингодатели имеют права на распоряжение оборудованием до того времени, пока оно не перейдет в собственность лизингополучателей в соответствии с законом о лизинге. Как собственники, они имеют право на распоряжение собственным имуществом.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 619 Гражданского кодекса РФ договоры аренды могут быть расторгнуты досрочно, если два и более раза были допущены просрочки арендных платежей.

В Определении Верховного суда РФ №305-ЭС 15-11126 от 03.09.2015 г. по делу №А 40-97791/2014 указывается, что компании, предоставляющие лизинг, имеют право требовать расторжения договоров, если имели место две и более подряд просрочки платежей, даже в случаях, если уплачено свыше половины стоимости оборудования.

Исходя из вышесказанного, изъятие предметов лизинга является правомерным. При этом за возврат денежных средств, которые были переплачены при оплате лизинговых платежей, следует побороться.

Эффективная защита прав лизингополучателей

Для того, чтобы расторжение договоров лизинга не было убыточным, следует привлечь профессиональных юристов. Судебная практика по проблемам лизинга говорит о том, что получить справедливые возвраты сумм, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации, являются неосновательными обогащениями, возможно.

Главной сложностью в подобных делах считается установление размеров действительных выкупных цен оборудования, в связи с тем, что они включаются частично в размеры лизинговых платежей, а в договорах оговариваются символические цены, в несколько раз ниже рыночных. По причине отсутствия нормативных порядков для определений этих сумм, вопросы их подсчетов и приведения аргументов полностью ложатся на юристов, успешность которых находится в зависимости от профессионального опыта.

Следовательно, при расторжениях договоров лизинга возвраты лизинговых платежей могут составить до 100 %.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Судебная практика по договору лизинга

Судебная практика по договору лизинга достаточно обширна, так как данный вид отношений широко распространен. В нашем материале мы обобщили судебную практику по некоторым актуальным вопросам лизинговых отношений.

Роль судебной практики в регулировании лизинговых отношений

Договор лизинга нашел достаточно полное отражение в действующем законодательстве. В частности, он регулируется следующими правовыми нормами:

  1. Законом «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 № 164-ФЗ.
  2. Параграфом 6 гл. 34 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ).
  3. Также в силу указаний ст. 625 ГК РФ к лизинговым отношениям применяются общие правила об аренде (§ 1 гл. 34 ГК РФ).

Но, несмотря на это, в данной сфере возникает очень много спорных ситуаций, выходящих за рамки правового регулирования. Как и в других сделках, основными проблемами лизинговых отношений являются задолженность сторон друг перед другом и признание договора недействительным. Также могут возникнуть вопросы, свойственные только данному виду соглашения. Ниже мы подробнее рассмотрим указанные категории разногласий и их разрешение судами.

Споры из договоров купли-продажи по лизинговым отношениям

Если договором не определено, что лизингодатель осуществляет выбор продавца и предмета лизинга, то в случае неисполнения договора купли-продажи лизингодатель ответственности не несет.

ООО «Стройдеталь и К» (лизингополучатель, ООО 1) и ООО «ЛК “УРАЛСИБ”» (лизингодатель, ООО 2) заключили договор лизинга. ООО 2 заключило договор купли-продажи со сторонней организацией. Но в связи с тем, что ООО 1 не подготовило площадку для пусконаладки купленного оборудования, продавец не смог выполнить свои обязательства. В результате ООО 1 подало в суд заявление о расторжении договора лизинга и на взыскание убытков с ООО 2.

Постановлениями апелляционной, кассационной и надзорной инстанций требования лизингополучателя были отклонены ввиду следующих оснований. В силу п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ и ст. 665 ГК РФ все риски за невыполнение продавцом обязанностей по договору купли-продажи несет сторона лизинговых отношений, которая выбирала продавца и объект купли-продажи. По общему правилу, если иное не сказано в тексте договора, этим лицом является лизингополучатель.

В рассматриваемом случае никаких особых условий лизинговая сделка не содержала. Следовательно, несмотря на то что купля-продажа оформляется с лизингодателем, все спорные вопросы должны разрешаться между лизингополучателем и продавцом. При этом претензии по неисполнению договора продажи, если для этого есть обоснованные доводы, лизингополучатель имеет право предъявлять напрямую продавцу (ст. 670 ГК РФ).

Данная позиция была высказана в определении ВАС РФ от 13.05.2013 № ВАС-5102/13 по делу № А40-132566/10-40-819. Эта же точка зрения обнародовалась и в постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 17748/10 по делу № А60-46065/2009-СР.

Взыскание задолженности по договору лизинга

Лизингодатель может взыскать задолженность по договору лизинга даже в случае передачи лизингополучателю предмета аренды без соответствующих документов при условии, что за выбор продавца и объекта купли-продажи отвечал лизингополучатель.

Между ОАО «Смоленский центр делового развития» (лизингодатель) и гражданином Архипенковым Н. П. (лизингополучатель) в августе 2012 года был заключен договор лизинга. По условиям данной сделки Общество заключало договор купли-продажи с ООО «Полет», которое выбрал сам гражданин. Предметом купли-продажи был тягач, и он сразу переходил в собственность лизингополучателя.

Однако через некоторое время (в октябре 2013 года) паспорт транспортного средства (ПТС) был правомерно изъят сотрудниками ГИБДД, по причине чего Архипенков Н. П. не мог далее эксплуатировать тягач. В связи с этим лизингополучатель перестал осуществлять платежи по лизинговой сделке.

В сентябре 2014 года ОАО «СЦДР» подало иск о взыскании задолженности за весь период аренды. Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили иск частично, а именно: присудили долг и пени лишь до октября 2013 года, а в остальной части отказали. Мотивировали тем, что якобы лизингодатель, передав лизингополучателю транспортное средство со спорными документами, нарушил условия лизингового договора.

Однако Верховный суд РФ своим определением от 17.11.2015 № 36-КГ15-19 указанные постановления отменил и направил дело на новое рассмотрение. Дело в том, что по рассматриваемой лизинговой сделке выбор продавца и объекта аренды делал Архипенков Н. П. Поэтому согласно п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ все негативные последствия от нарушений договора купли-продажи падают только на лизингополучателя. Следовательно, вменять что-то в вину ОАО «СЦДР» нет никаких оснований.

Вопросы возврата авансовых платежей

Если аванс по договору лизинга перечислен продавцу во исполнение договора купли-продажи, то лизингополучатель не сможет его взыскать с лизингодателя в случае расторжения лизинговой сделки.

ИП Скалин (лизингополучатель) заключил договор лизинга с ОАО «ВЭБ-лизинг» (лизингодатель), по которому самостоятельно выбрал в качестве продавца ООО «ТК “Ивановская марка”». После того как ИП перечислил ОАО по лизинговой сделке аванс в размере 2 548 000 руб., лизингодатель оплатил продавцу сумму в размере 1 560 000 руб. Таким образом, у ОАО «ВЭБ-лизинг» оставалось еще 988 000 руб.

ООО «ТК “Ивановская марка”» никакого товара ИП Скалину не поставило. В связи с этим лизингодатель расторг договор лизинга и вернул оставшиеся 988 000 руб. Однако лизингополучатель посчитал, что ОАО обязано вернуть всю сумму аванса, а не оставшуюся у него часть.

Окончательным актом по этому делу (определение ВС РФ от 18.11.2016 № 305-ЭС16-14910 по делу № А40-71979/2015) требования ИП Скалина были отклонены. Такая позиция основана на п. 2 ст. 22 закона 164-ФЗ и п. 2 ст. 670 ГК РФ. По перечисленным правовым нормам все убытки за действия нерадивого продавца несет лизингополучатель, так как он сам выбрал ООО «ТК “Ивановская марка”». А сумма, которую лизингодатель обязан вернуть в силу договора лизинга, он перечислил в том объеме, который оставался у ОАО «ВЭБ-лизинг» на момент расторжения лизинговой сделки.

Признание недействительным лизингового договора

Недействительность договора купли-продажи, заключенного во исполнение лизинговой сделки, не влечет за собой признания последней недействительной.

ООО «Бэст» (лизингополучатель) заключило с ОАО «Альянс-лизинг» (лизингодатель) договор лизинга. После этого обе стороны стали участниками следующего договора купли-продажи с ООО «Колесо» на покупку трех подержанных транспортных средств. Как потом оказалось, продавец не имел права на распоряжение данными автомобилями, так как они находились в международном розыске. Соответственно, сделку купли-продажи признали недействительной (ничтожной).

По причине открывшихся обстоятельств ООО «Бэст» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным лизингового договора и применении последствий недействительности. Однако определением ВС РФ от 29.07.2016 № 307-ЭС16-8905 по делу № А56-83693/2014 истцу было отказано.

Дело в том, что продавца выбирал сам лизингополучатель. Поэтому согласно п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ он и несет все негативные последствия. При этом ОАО «Альянс-лизинг», заключая договор купли-продажи, действовало добросовестно — товар был оплачен. ООО «Бэст» пользовалось транспортными средствами в течение всего лизингового соглашения. Отсюда получается, что лизингодатель никакой ответственности не несет, лизинговая сделка не может быть признана недействительной, как и никаких возвратов по ней также быть не может.

Признание незаключенным договора лизинга

Несоблюдение правил о государственной регистрации договора лизинга может стать основанием для признания его незаключенным.

В ноябре 2011 года ООО «Юг-лизинг» через аукцион в порядке приватизации муниципального имущества приобрело электросетевой комплекс, предназначенный для снабжения электричеством физических и юридических лиц Новороссийска. Данное имущество было передано по договору лизинга ООО «НЭСК-электросети». По условиям сделки право собственности на предмет переходило к лизингополучателю после оплаты всех лизинговых платежей, последний из которых перечислялся в ноябре 2016 года.

Однако в 2013 году прокурор обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с требованием о признании первоначального договора купли-продажи недействительным и о применении соответствующих последствий: двусторонней реституции. Привлеченные в процесс лица признали недействительность сделки, но возражали против применения ее последствий, так как электросетевой комплекс передан ООО «Юг-лизинг» по лизинговому соглашению.

Окружной суд — и с ним согласился ВС РФ (определение ВС РФ от 21.09.2016 № 308-ЭС16-6419 по делу № А32-21672/2012) — посчитал, что комплекс не выбыл из владения ООО «Юг-лизинг», так как договор лизинга оказался незаключенным.

Дело в том, что в соответствии с п. 2 ст. 609 ГК РФ, п. 1 ст. 20 закона № 164-ФЗ договор лизинга считается заключенным только после его государственной регистрации. В рассматриваемом случае договор лизинга на линейный объект недвижимости не прошел такой регистрации. Следовательно, никаких препятствий к двусторонней реституции нет.

Читать еще:  Ограничение специального права должника судебная практика

Итак, лизинговые отношения очень многогранны. При этом помимо самого договора лизинга в рассматриваемой сфере всегда фигурируют дополнительные сделки, заключаемые во исполнение основной. Естественно, что такой пласт взаимодействий не может быть охвачен только законодательством. Поэтому актуальная судебная практика незаменима для целей предупреждения и разрешения спорных ситуаций.

Подборка практики по выкупному лизингу: от аренды до финансовой сущности

Данная заметка носит исключительно практический характер и не претендует на научную новизну.

В последнее время я активно изучал лизинг и решил коротко написать о переломе практики в вопросе выкупной цены и возврате части денежных средств лизингополучателю при расторжении договора лизинга. Эта заметка будет полезна практикам. В ней нет спора о том какая теория лучше – арендная или финансовая. Моей целью было обобщение практики за разные периоды времени.

Практика, существовавшая изначально:

ФАС Волго-Вятского округа: от 24.11.2006 № А43-3142/2006-41-174, от 27.04.2009 №А11-6824/2008-К1-2/256, от 24.08.2009 №А29-9263/1008, от 12.07.2010 №А28-16998/2009

ФАС Поволжского округа: от 25.12.2007 №А65-5251/07, от 31.05.2007 №А12-17751/06-С39, от 16.01.03 №А57-4688/02-2

ФАС Западно-Сибирского округа: от 01.10.2007 №Ф04-6804/2007(38786-А03-38)

ФАС Центрального округа: 02.03.2009 №А09-5636/07-34

ФАС Северо-Кавказского округа: от 27.02.2007 №Ф08-620/2007

ФАС Московского Округа: от 25.04.2008 №КГ-А40/1993-08

ФАС Уральского Округа: от 07.09.2006 №Ф09-7797/06-С4

ФАС Волго-Вятского Округа: от 19.06.2006 №А43-29899/2005-12-914

ФАС Восточно-Сибирского Округа: от 18.06.2009 №А58-4295/08

Позиция судов: Лизинг является, по сути своей, арендой и соответственно, в случае, если за вещь установлена выкупная цена 500 000 и за нее заплатили 450 000 рублей, а дальше был объявлен дефолт, то вещь можно абсолютно спокойно забрать и неосновательно обогатиться.

Переломный момент в судебной практике: Дело «Обществос ограниченной ответственностью «ФИС-ТЕХНО» против общества с ограниченной ответственностью «ЕВРОТЕХНИКА» (Постановление 1729/10 от 18 мая 2010 г.)

Фабула дела:

Между Истцом и Ответчиком был заключен договор лизинга. Предметом договора было производственное оборудование (станки). Срок их полезного использования составлял 87 месяцев. Срок передачи во временное владение и пользование Истцу составлял 29 месяцев. Сторонами было принято решение использовать в целях бухгалтерского учета ускоренную амортизацию предмета лизинга с коэффициентом 3. Выкупная цена не была определена в договоре отдельно. Истец объявил дефолт по обязательству и не внес оплату за последние несколько месяцев использования. Станки были возвращены. Истец обратился в суд с требованием о взыскании оплаченной части выкупной цены, не возвращенной после расторжения договора лизинга.

Решения судов:

1. Суд первой инстанции посчитал, что такой возврат средств невозможен.

2. Апелляция отменила решение суда первой инстанции и приняло по делу новый судебный акт, удовлетворив требования Истца.

3. Кассация согласилась с судом первой инстанции.

Правовая позиция ВАС РФ:

«В силу общего правила статьи 665 Гражданского кодекса, статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.

Вместе с тем согласно статье 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.

К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.

Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, суды первой и кассационной инстанций необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.

Из пункта 1.2 договора лизинга и согласованного лизингодателем и лизингополучателем расчета лизинговых платежей (раздел 1 приложения N 4 к договору) следует, что сторонами определена стоимость предмета лизинга, существовавшая на момент заключения сделки.

Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя исковое требование в полном объеме, счел, что указанная стоимость оборудования и является его выкупной ценой.

Этот вывод ошибочен.

По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.

При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем и временного пользования этим имуществом, связано с арендными правоотношениями, а не с переходом права собственности и, соответственно, не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.

В договоре лизинга выкупная цена оборудования с естественным износом не была предусмотрена, правил ее исчисления не содержится.

В силу пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса при отсутствии соглашения сторон о размере выкупной цены исполнение соответствующего договорного обязательства по выкупу подлежало оплате по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные (в том числе по сроку использования) товары».

Итог рассмотрения ВАС РФ: Высший Арбитражный Суд вернул дело на рассмотрение в суд первой инстанции, постановления судов нижестоящих инстанций отменил и указал на то, что при повторном рассмотрении следует обратить внимание на установление точного размера денежных средств, уплаченных лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет возмещения выкупной цены.

Недостатки:

1. В данном решении не произошел коренной перелом и отход от арендной теории

2. Расчет выкупной цены должен производиться, цитируя С.А. Громова: «…экспертами (алхимиками, астрологами, хиромантами и прочими шарлатанами) по результатам экспертизы в соответствии с нумеролого-каббалистической методикой». Наиболее рациональным способом представляется определение цены на торгах, как предлагал А.В. Егоров.

Преимущества:

1. Сделан первый шаг к закреплению на уровне постановления Пленума смешанной сущности договора лизинга (и концепции сальдо встречных обязательств).

2. Изменение несправедливой судебной практике

Актуальная судебная практика:

Определения ВС РФ: от 25 февраля 2015 г. № 305-ЭС14-9002, от 23 марта 2015 г. по делу № 305-ЭС15-1009, от 28 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-12603, от 29 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-18945, от 16 февраля 2015 г. № 305-ЭС15-66, от 24 ноября 2015 г. по делу № 305-ЭС15-14851, от 2 июня 2015 г. № 309-ЭС15-5066, от 30 ноября 2015 г. № 305-ЭС15-14844.

Таким образом, высшая судебная инстанция отказывает заявителям, которые пытаются отстаивать старый подход.

Актуальная позиция: ППВАС №17 от 14 марта 2014 г. «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» «3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п.

Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора»

Лизинг и суд некоторые вопросы судебной практики по спорам, вытекающим из договоров лизинга

Е. Ситникова, юрист.

Сложности правового регулирования лизинговых отношений в нашей стране вызваны среди прочего и противоречиями, содержащимися в законодательстве РФ по этому вопросу. Так, параграф 6 главы 34 ГК РФ, регулирующий вопросы финансовой аренды (лизинга), и Федеральный закон “О лизинге” от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ расходятся во многих положениях друг с другом, не говоря уже о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. о международном финансовом лизинге. Некоторые положения Закона о лизинге часто противоречат и не согласуются с другими нормативными правовыми актами РФ. Все эти обстоятельства не могут не оказать влияния на складывающуюся судебную практику.

Если говорить о существенных условиях договора лизинга, то необходимо отметить разный подход по этому вопросу, существующий в ГК РФ и в Законе N 164-ФЗ. Так, согласно ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Закон о лизинге в ст. 15 устанавливает целый перечень существенных условий лизингового договора, в результате чего практически все условия договора лизинга считаются существенными. Обязательные признаки и условия договора лизинга установлены и в ст. 16 Закона о лизинге. Однако юристы до сих пор не пришли к единому мнению: какими из этих норм следует руководствоваться при решении вопроса о том, является сделка лизинговой или нет?

В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 3 апреля 2001 г. N Ф03-А37/01-1/442. Договор лизинга был признан судом незаключенным как несоответствующий ст. 422 ГК РФ, а в частности ст. 665 ГК РФ, устанавливающей, по мнению суда, существенные условия для договора финансовой аренды (лизинга), т.к. в договоре отсутствуют существенные условия, а именно: обязанность приобретения арендодателем предмета лизинга у определенного арендатором продавца и отсутствия права выбора продавца самим арендодателем. Так же, как указывается в названном постановлении, заключенный договор не признается договором лизинга и в силу ст. 667 ГК РФ, т.к. лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что покупаемое им имущество предназначается для передачи в лизинг. Арбитражный суд кассационной инстанции признал договор не отвечающим признакам договора финансовой аренды, но отметил действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствующие о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются параграфом 1 главы 34 ГК РФ.

Федеральный арбитражный суд Московского округа (Постановление от 15 мая 2000 г. по делу N КГ-А40/1883-00) отмечает, что существенные условия и особый порядок заключения договоров финансовой аренды (лизинга) установлены ст. ст. 665, 667 ГК РФ, а также ст. 15, 16 Закона N 164-ФЗ.

Встречаются в судебной практике и противоположные случаи – попытки доказать, что между сторонами был заключен договор купли – продажи, а не лизинга. Так, организация в кассационной жалобе указала, что суд не дал буквального толкования условий договора, которым установлено, что договор считается заключенным при наличии приложения к договору N 2 о согласовании размера и сроков уплаты лизинговых платежей, нарушение которых влечет за собой имущественную ответственность. Приложение N 2 сторонами согласовано не было, и, следовательно, суду надлежало признать этот договор незаключенным.

Основываясь на этом, организация, полагающая, что был заключен договор купли – продажи сельскохозяйственного оборудования, считает свои обязательства по оплате оборудования выполненными. Зачет организацией – лизингодателем части платежей по договору в счет оплаты стоимости услуг по незаключенному договору лизинга организация – лизингополучатель находит необоснованным.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа по этому вопросу отметил (Постановление от 29 февраля 2000 г., дело N Ф08-362/2000), что согласно представленным документам сторонами был заключен договор финансового лизинга, и в счет исполнения обязательств по данному договору лизингодатель на основании устной заявки лизингополучателя закупил у организации сельскохозяйственное оборудование, переданное лизингополучателю по акту приемки – передачи.

Согласно условиям договора лизинга в день его заключения стороны подписали два приложения за N 1, в одном из которых согласованы ассортимент объектов лизинга и количество сельскохозяйственной техники, подлежащей поставке по данному договору. Во втором документе, обозначенном как приложение к акту приемки – передачи, согласованы условия, сроки и порядок расчетов лизингополучателя за технику. Как отмечает кассационная инстанция, указанные обстоятельства не противоречат нормам права, установленным ст. ст. 665, 666 и 668 ГК РФ. Кроме того, заключение и исполнение сторонами договора лизинга подтверждаются также и счетом – фактурой с расшифровкой платежей, платежными поручениями, которыми ответчик частично перечислил задолженность за сельскохозяйственное оборудование, указав наименование платежей – “Стоимость объекта лизинга”.

Таким образом, учитывая изложенные обстоятельства, суд посчитал, что доводы заявителя о заключении между сторонами договора купли – продажи, а не лизинга и поэтому отсутствии у него обязательства по уплате лизинговых платежей и пени за просрочку их оплаты не основаны на материалах дела.

Читать еще:  Как обжаловать штраф за парковку в суде?

А вот пример из практики дальневосточников (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 февраля 2001 г. N Ф03-А59/01-1/91). Рассматривалось дело о признании недействительным договора финансового лизинга и применении последствий недействительности сделки. Предыдущая, апелляционная инстанция, рассматривая этот спор, делает вывод о том, что продавцу имущества, передаваемого в лизинг, не обязательно быть собственником продаваемого имущества либо обладать какими-либо правомочиями на него. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отмечает, что данный вывод не соответствует ст. 4 Закона N 164-ФЗ, п. 1 которого устанавливает, что продавцом является физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли – продажи с лизингодателем продает последнему в обусловленный срок производимое (закупаемое) им имущество, являющееся предметом лизинга.

Как следует из материалов рассматриваемого дела, продавец в отношении имущества, являющегося предметом финансового лизинга, никакими правомочиями не обладал, а поэтому продать его не мог.

В названном Постановлении указывается, что согласно ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ в качестве обязательных требований к договору финансового лизинга устанавливается приобретение лизингодателем имущества только у определенного лизингополучателем продавца. Нарушение данного требования является существенным нарушением правил лизинга и влечет признание его недействительной (ничтожной) сделкой. Хотя отметим, что согласно ч. 2 ст. 665 ГК РФ договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Кроме того, в соответствии со ст. 2 Закона N 164-ФЗ лизинговая сделка – это совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком) предмета лизинга. Следовательно, по мнению кассационной инстанции, поскольку договор купли – продажи в силу ст. 170 ГК РФ является мнимой сделкой, то вся сделка по договору финансового лизинга не соответствует требованиям ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ, а потому является недействительной (ничтожной) сделкой.

В отношении государственных учреждений взыскание задолженности по уплате лизинговых платежей тоже имеет свои особенности. Так, арбитражный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая такое дело, руководствуясь ст. 401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика (государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Кассационная инстанция (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11 апреля 2000 г. N Ф03-А51/00-1/467), рассматривая это дело, отметила, что судом не было принято во внимание, что в соответствии со ст. 665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей. То есть данное обстоятельство обязывает государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом дела.

Вопросы возникают и при бесспорном изъятии предмета договора лизинга. Истребование имущества из чужого незаконного владения само по себе является достаточно спорным вопросом из-за отсутствия законодательно установленного порядка реализации этого правомочия лизингодателя, предусмотренного Законом N 164-ФЗ, а в некоторых случаях (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 января 1999 г. по делу N КГ-А40/3518-98) не всегда может быть осуществлено из-за ограничений, установленных самими же сторонами в договоре лизинга. В частности, при заключении договора лизинга стороны договорились, что лизингодатель должен поставить оборудование, а лизингополучатель – оплатить поставленное оборудование и после пуска его в эксплуатацию осуществить лизинговые платежи.

Судом было установлено, что обязательства сторон по приему – передаче лизингового объекта в соответствии с условиями договора исполнены не были, лизинговый объект исходя из заключенного договора не считается сданным лизингополучателю и принятым для эксплуатации. Соответственно суд пришел к выводу, что право владения и использования оборудования у лизингополучателя не возникло и, т.к. лизинговый объект является собственностью лизингодателя, он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Вместе с тем кассационная инстанция отметила, что согласно заключенному договору лизинга лизингодатель приобретает право истребовать поставленное имущество только при наличии производства и экспорта (по-видимому, производимой на оборудовании продукции) и при нерегулярной уплате лизинговых взносов. При этом лизингодатель должен в одностороннем порядке прекратить действие договора через 30 дней после письменного предупреждения.

Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу об ограничении условиями договора прав лизингодателя как собственника имущества и об отсутствии у него права истребования обратно имущества из чужого незаконного владения.

Интересные выводы сделаны Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа в его Постановлении от 6 марта 2001 г. по делу N Ф04/637-70-2001 по вопросу оперативного лизинга. В Постановлении отмечается, что оперативный лизинг регламентирован Законом N 164-ФЗ и общими нормами ГК РФ по аренде, не обладает ни экономическими, ни правовыми признаками финансовой аренды и по своей сути является обыкновенной арендой. Закон о лизинге, а также соответствующие нормы ГК РФ в отношении экономического лизинга не указывают в качестве обязательного условия приобретение имущества лизингодателем в соответствии с указаниями лизингополучателя. Следовательно, с точки зрения и ГК РФ, и Закона N 164-ФЗ оперативный лизинг не может регулироваться положениями параграфа 6 главы 34 ГК РФ – финансовая аренда (лизинг). Ссылка истца по этому делу на отсутствие существенных условий, установленных для договоров финансовой аренды (лизинга) ГК РФ, в договоре оперативного лизинга не является основанием для признания сделки недействительной по ст. 168 и по п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Заканчивая разговор о вопросах, возникающих при рассмотрении в арбитражных судах споров по лизинговым сделкам, отметим, что, хотя при рассмотрении этой категории дел и появляются особенности, возникающие как в связи с проблемами в правовом регулировании лизинга, так и в связи с отличительными чертами, характерными только для договора лизинга, чего, безусловно, нельзя не учитывать, причины для возникновения споров остаются теми же, что и для остальных категорий дел – попытка уйти от исполнения своих обязанностей по заключенному договору, поиск для себя каких-либо преимуществ и льгот либо неисполнение контрагентом по сделке своих обязательств.

Порядок возврата лизинговых платежей при расторжении договоров

Как вернуть до 100 % лизинговых платежей при расторжении договоров

ПОРЯДОК ВОЗВРАТА ЛИЗИНГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ

Законодательные нюансы расторжения договоров лизинга при просрочках платежей

Практическая деятельность по приобретению оборудования и транспортных средств при помощи лизинга помогает отечественным предприятиям разрешать вопросы финансирования обновлений основных фондов. При правоприменении соответствующих законов возникают проблемы рисков лизингополучателей и лизингодателей. Одной из них является возвращение лизинговых платежей при расторжениях договоров.

Действия при просрочках лизинговых платежей

Если расторжения договоров лизинга обошлись большими размерами выплат лизинговым компаниям и возвратом им оборудования, то следует запомнить – в случае грамотного решения проблемы возможно возвращение лизинговых платежей в полном объёме.

Федеральным законом №164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (в дальнейшем – Законом о лизинге) предполагается, что предметом лизинга считается имущество лизингодателей. Лизингодатели, следовательно, имеют возможности распоряжения своей собственностью, в т. ч. и изъятия её у лизингополучателей в случаях, если условия договоров нарушаются.

Так как договоры лизинга являются двусторонними, то правам лизингополучателей на получение для пользования оборудования и транспортных средств противостоят обязанности регулярного внесения лизинговых платежей. При нарушениях графиков выплат лизинговые компании могут досрочно расторгнуть договоры и потребовать возвратить имущество, которое, в соответствии с законом, является их собственностью.

Обычно случаи, когда предусматривается право лизингодателей на расторжение договоренностей и на требование возвратить имущество, прописываются в самих договорах. В этих случаях действия выполняются во внесудебном порядке.

Когда предметы лизинга изымаются лизингодателями, возникает еще одна проблема: установление границ между суммами финансирования, которые уже выплачены, итоговыми суммами, которые должны были быть выплачены для окончательного перехода прав собственности и стоимостью оборудования.

В случае изъятия оборудования, оплаченного лизингополучателями в большем размере, чем его цена, лизингодатели ставятся в лучшую имущественную ситуацию, чем при выполнении договоров в соответствии с их условиями.

Лизингодатели также могут понести убытки в случаях, если лизингополучатели будут освобождены от необходимости возвратить оборудование, а также выплатить суммы, которые оговорены договорами или законом.

Следовательно, сальдо встречных обязательств, то есть разницу между расходами обоих участников договоров, нужно решить так, чтобы не пострадала ни одна из сторон.

Законодательная и судебная практика расчета сальдо встречных обязательств

Для справедливого решения данной проблемы в Постановлении Пленума Высшего арбитражного суда РФ №17 от 14.03.2014 г. оговариваются главные моменты, которые помогают определить обязанности сторон при расторжениях договоров лизинга из-за просрочек платежей. В п. 3.2 и п. 3.3 данного документа прямо указано на необходимость четко определить:

-суммы произведённых платежей, за исключением авансовых платежей по договорам лизинга, с учётом стоимости предметов лизинга, подлежащих возвращению;

-суммы финансирования, которые потрачены лизингодателями, их вложения;

-общие суммы оплат за финансирование приобретения предметов лизинга;

-стоимость прочих санкций, предусмотренных в рамках конкретных договоров или вообще законов Российской Федерации.

При подсчетах могут возникнуть 3 случая:

-отрицательная разница, дающая права лизингодателям на получение денежных компенсаций;

-положительная разница, обязывающая лизингодателей возвратить часть полученных денег лизингополучателям по фактам изъятий предметов лизинга;

-в полном объёме равное сальдо обязательств.

Последний из случаев встречается очень редко, но первые два очень часто имеют место. К сожалению, очень редко получается достижение консенсуса. В этих случаях пострадавшие стороны имеют право на обращение в судебные органы в соответствии со статьёй 1102 Гражданского кодекса РФ.

В данных случаях следует привлечь профессионалов, которые смогут помочь учесть все принципиальные моменты, подсчитать размер сумм, необходимых к оплате, учесть все процессуальные тонкости при составлениях исковых заявлений.

Порядок расчёта сумм возврата лизинговых платежей

Расчёт сумм для возвращения лизинговых платежей проводится при учёте нижеследующих обстоятельств:

1. Стоимость оборудования, которое подлежит возврату лизингополучателями, определяется при помощи документов о продаже имущества лизинговыми компаниями или актов оценки стоимости при помощи оценщиков. При этом следует учитывать, что преимущество в судах имеют договора купли-продажи, так как именно они являются прямым доказательством реальной цены предметов лизинга.

В случаях, если лизинговые компании ведут себя некорректно, лизингополучатели могут защитить собственные права, предоставив доказательства. Данную проблему самостоятельно решить очень сложно, в связи с этим стоит использовать помощь специалистов. К примеру, для защиты интересов лизингополучателей принято Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу №А 40-158015/2015 от 11.08.2016 г. о взыскании неправомерных обогащений лизинговых компаний. В судебной практике лизинг и его тонкости рассматривается как гражданско-правовая сделка. Исходя из вышесказанного, в Постановлении было решено, что в случаях, когда налицо недобросовестное и неправомерное поведение лизинговых компаний, следует учесть фактическую ситуацию. К примеру, если были предприняты попытки производить расчеты по завышенной цене оценщиков, в тот момент, когда фактическая реализация оборудования выявила другую стоимость, судами принимаются во внимание цены, по которым оборудование было реализовано.

2. Размеры финансирований представляют из себя закупочные цены предметов лизинга за минусом авансов по договорам лизинга, а также расходов по обслуживанию и доставке. Формулы для расчетов предложены в Постановлении №17.

Несмотря на то обстоятельство, что авансовые платежи по договорам лизинга не возвращаются, они включаются в расходы для закупки оборудования, и, следовательно, – вычитаются из сумм финансовых расходов лизинговых компаний.

3. Платы за финансирование приобретения предметов лизинга рассчитываются при помощи ставки рефинансирования в процентах на величину финансовых вложений. Процедуры расчета взаимных обязательств строго регламентированы. При этом в них находятся неконкретные существенные обстоятельства, которые позволяют решать вопросы различно. Очень важным является не давать возможностей лизингодателям преувеличивать собственные расходы, тем самым увеличив свои доходы при расторжениях договоров.

Возможно ли расторжение лизинговых договоров при компенсациях просрочек?

В данных случаях ситуации рассматриваются лизинговыми компаниями самостоятельно. При этом в статье 665 Гражданского кодекса РФ говорится, что договоры финансовой аренды, то есть лизинга, предполагают, что лизинговые компании не несут ответственности за выбор предметов аренды, а пунктом 1 статьи 614 Гражданского кодекса РФ арендаторы обязываются своевременно выплачивать стоимость использования арендуемого имущества.

Следовательно, если лизингополучатели допустили просрочки 2-х и более платежей, то лизинговые компании имеют права (но не обязанности!) на расторжение действующих договоров в одностороннем порядке. Это значит, что они имеют право требовать возврата предметов лизинга, даже в тех случаях, когда имели место выплаты в размере 70 % платежей, а долги погашены.

Законодательство, регулирующее взаимоотношения лизинга, устанавливает, что лизингодатели имеют права на распоряжение оборудованием до того времени, пока оно не перейдет в собственность лизингополучателей в соответствии с законом о лизинге. Как собственники, они имеют право на распоряжение собственным имуществом.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 619 Гражданского кодекса РФ договоры аренды могут быть расторгнуты досрочно, если два и более раза были допущены просрочки арендных платежей.

В Определении Верховного суда РФ №305-ЭС 15-11126 от 03.09.2015 г. по делу №А 40-97791/2014 указывается, что компании, предоставляющие лизинг, имеют право требовать расторжения договоров, если имели место две и более подряд просрочки платежей, даже в случаях, если уплачено свыше половины стоимости оборудования.

Исходя из вышесказанного, изъятие предметов лизинга является правомерным. При этом за возврат денежных средств, которые были переплачены при оплате лизинговых платежей, следует побороться.

Эффективная защита прав лизингополучателей

Для того, чтобы расторжение договоров лизинга не было убыточным, следует привлечь профессиональных юристов. Судебная практика по проблемам лизинга говорит о том, что получить справедливые возвраты сумм, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации, являются неосновательными обогащениями, возможно.

Главной сложностью в подобных делах считается установление размеров действительных выкупных цен оборудования, в связи с тем, что они включаются частично в размеры лизинговых платежей, а в договорах оговариваются символические цены, в несколько раз ниже рыночных. По причине отсутствия нормативных порядков для определений этих сумм, вопросы их подсчетов и приведения аргументов полностью ложатся на юристов, успешность которых находится в зависимости от профессионального опыта.

Следовательно, при расторжениях договоров лизинга возвраты лизинговых платежей могут составить до 100 %.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector