Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика
Dent-repair.ru

Автомобильный портал

Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика

Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 7 июня 2012 г. N 33-6446/2012 (ключевые темы: пожар – источник повышенной опасности – возмещение ущерба – поджог – автомобиль)

Апелляционное определение Свердловского областного суда
от 7 июня 2012 г. N 33-6446/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Плотниковой Е.И.,

судей Шаламовой И.Ю. и Карпинской А.А.,

при ведении протокола судебного заседания Патракеевой И.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 07.06.2012 в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Жайворонского М.Ю. к Календа Л.В., Календа В.В. о возмещении ущерба, причиненного пожаром,

по апелляционной жалобе ответчиков на решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 28.03.2012, которым требования истца удовлетворены, в пользу истца Жайворонского М.Ю. с ответчиков Календа Л.В., Календы В.В. солидарно в возмещение ущерба, причиненного пожаром, взыскано . рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере . рублей, всего . рублей.

Заслушав доклад судьи Карпинской А.А., объяснения ответчика Календа В.В., действующего также по доверенности от ( / / ) от ответчика Календа Л.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения истца Жайворонского М.К., напротив, согласного с постановленным судебным решением, судебная коллегия

Жайворонский М.Ю. обратился в Тагилстроевский районный суд г. Н.Тагил Свердловской области с иском к супругам Календа Л.В., В.В. о взыскании ущерба, причиненного пожаром. В обоснование требований указал, что ( / / ) около . часов утра возле . в . произошло самовозгорание автомобиля . госномер . принадлежащий ответчику Календа Л.В., который она оставила без присмотра с запущенным двигателем. В результате пожара сгорел припаркованный рядом автомобиль марки . госномер . принадлежащий истцу. В этой связи истец Жайворонский М.Ю., ссылаясь на положения ст. ст. 1064 , 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, просил взыскать с супругов Календа в возмещение ущерба, причиненного пожаром, доаварийную стоимость поврежденного автомобиля в размере . рублей, а также понесенные судебные расходы.

В судебном заседании Жайворонский М.Ю., его представитель Афонина А.Н. заявленные требования поддержали по указанным в иске основаниям. Пояснили, что автомобиль ответчиков, оставленный на улице в мороз -30 градусов без присмотра с заведенным двигателем является источником повышенной опасности. Полагал, что причиной пожара была техническая неисправность автомашины супругов Календа, поскольку доказательств поджога не имеется.

Ответчик Календа Л.В. в судебное заседание не явилась, ходатайствовала о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Ответчик Календа В.В. исковые требования не признал, в обоснование возражений пояснил, что 27.12.2010 утром его супруга Календа Л.В. намереваясь поехать на работу запустила двигатель автомобиля, оставила автомобиль с работающим двигателем для прогрева, закрыла его с пульта сигнализации, после чего прошла в квартиру. Услышала на улице треск, выглянув из окна, увидела, что их автомобиль горит, пламя поднималось из-под задних дверей. Соседи вызвали пожарных, которые потушили огонь. Автомобиль истца, припаркованный рядом, также как и их второй автомобиль сгорели. Полагал, что причиной пожара был поджог неустановленным лицом. Загореться без поджога их исправный автомобиль не мог. В адрес супруги до этого были угрозы в связи с ее работой. Тот факт, что Календа Л.В. оставила автомобиль без присмотра не является основанием к возмещению ущерба.

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

С таким решением не согласились ответчики Календа Л.В., В.В., в апелляционной жалобе просят об его отмене, указывая, что суд при оценке предоставленных доказательств неправильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и обосновал свое решение на недоказанных обстоятельствах, имеющих значение для дела. Ссылаются на то, что причиной пожара был поджог, об этом свидетельствуют все доказательства по делу. Техническая неисправность автомобиля “Мерседес” опровергается материалами дела. Истцом вопреки предписаниям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено доказательств нарушения действиями ответчиков Правил дорожного движения и Правил пожарной безопасности .

Заслушав стороны, изучив материалы дела, обсудив указанные доводы и проверив в их пределах обжалуемое решение, судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд при разрешении спора неправильно определил фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в связи с чем решение по основаниям ч. 1 п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ( / / ) около . часов во дворе жилого . в . произошло возгорание принадлежащего ответчику Календа Л.В. транспортного средства . госномер . . года выпуска. В результате пожара сгорели также стоящие рядом автомобили . ” госномер . принадлежащий истцу Жайворонскому М.Ю., и . принадлежащий ответчикам Календа.

Разрешая спор и удовлетворяя требования Жайворонского М.Ю., суд согласился с позицией истца о том, что автомашина . принадлежащая ответчикам, оставленная на сильном морозе в экстремальных климатических условиях для прогрева без присмотра с работающим двигателем, представляла собой источник повышенной опасности, ответственность от воздействия которой в результате возгорания по любой причине лежит, независимо от вины, на собственниках этого транспортного средства – супругах Календа, оба из которых не проявили должной заботы и осмотрительности, владея этой технической сложной вещью.

Однако с такими выводами судебная коллегия согласиться не может.

В силу положений ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоправность поведения и вина лица, причинившего вреда, является необходимыми условиями ответственности за его причинение. При этом под противоправностью поведения (действия или бездействия) понимаются нарушение конкретных установленных законодательством запретов, неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных законом или договором обязанностей злоупотребление правом. Вина может состоять в умысле или неосторожности. Под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором лицо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии внимательности, предусмотрительности, заботливости и т.п.

Однако таких обстоятельств в отношении ответчиков, вопреки утверждениям истца, а вслед за ним и самого суда, в ходе судебного разбирательства не установлено.

При использовании автомобиля по его назначению, ответчик Календа Л.В. не предвидела и не желала возникновения пожара и наступления последствий от пожара. Также судом не установлено отсутствие внимательности и предусмотрительности при использовании транспортного средства.

Так, согласно выводам пожарно-технического заключения N . выполненного специалистом Г.. ООО “Файер-Контроль”, местом расположения очага пожара автомобиля . расположено под днищем, где обнаружены остатки пластиковой бутылки. Причиной пожара послужил посторонний источник зажигания, не связанный с эксплуатацией автомобиля . Свои выводы специалист подтвердил и в ходе судебного разбирательства при его допросе в качестве свидетеля.

По заключению экспертов В.,С. ФГБУ “Судебно-экспертного учреждения федеральной противопожарной службы “Испытательной пожарной лаборатории по Свердловской области” от 31.01.2012 – 19.02.2012, проводивших экспертизу на основании определения районного суда от 21.12.2011, непосредственной причиной возгорания автомобиля . госномер . ” могло быть одно из следующих: тепловое проявление электротока в процессе аварийного режима работы, какого-либо электрооборудования (электротехническая причина); тепловое самовозгорание топлива в результате разгерметизации топливной системы автомобиля и попадания топлива на нагретые поверхности компонентов системы выпуска отработанных газов двигателя либо тепловое воздействие открытого источника огня (пламя спички, зажигалки, факела и т.д.). Однозначно ответить на вопрос возник ли пожар вследствие внешнего источника огня либо явился следствием аварийного режима работы автомобиля . эксперты не смогли.

Таким образом, в обоих заключениях в качестве причины пожара не исключается поджог, такая причина не исключена и самим судом, тем самым не может быть возложена на ответчиков Календа гражданско-правовая ответственность по ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истцом вопреки требованиям правил ст. ст. 12 , 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено суду доказательств, что автомобиль . нельзя было эксплуатировать в мороз, а оставление же автомобиля без присмотра для прогрева двигателя очевидно не находится в причинно-следственной связи с возникшим пожаром.

Отнесение же автомобиля с работающим двигателем к источникам повышенной опасности противоречит положениям ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую сослался суд в решении и неправильно ее истолковал.

Так, согласно пункта 1 ст. 1079 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статей 1083 настоящего Кодекса.

Суд фактически отожествил деятельность и действия субъекта. Тогда как “деятельность” является более широким понятием, чем “действие”, так как включает в себя как действие, так и бездействие субъекта. Законодатель устанавливает гражданско-правовую ответственность за повышенно-опасную деятельность – деятельность, связанную с использованием предметов материального мира, обладающих свойствами, которые в процессе использования таких предметов создают повышенную опасность для окружающих. Критериями, характеризующими источник повышенной опасности, являются: вредоносность сама по себе, то есть тот потенциал, который заложен в деятельности по использованию источника повышенной опасности, а также неподконтрольность или недостаточная подконтрольность человеку. Указанные критерии должны быть в совокупности.

Учитывая, что транспортное средство создает повышенную опасность только при непосредственном движении (его эксплуатации по прямимому назначению), то есть когда возникают его вредоносные свойства, то относить его к источникам повышенной опасности при заведенном двигателе в состоянии покоя неверно, что противоречит предписаниям ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая связывает повышенную опасность именно с деятельностью такого источника в целом, а не отдельных его частей и агрегатов.

Ко всему прочему, возложение на ответчиков Календа солидарной ответственности также основано на неверном токовании пункта 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая возлагает ответственность на владельцев источников повышенной опасности независимо от вины за вред, причиненный перед третьими лицами в результате взаимодействия этих источников (столкновении транспортных средств и т.п.). В настоящем деле взаимодействия транспортных средств (столкновения), не было, поэтому к разрешению настоящего спора указанная норма материального права не применима.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение законным и обоснованным признано быть не может, в связи с чем подлежит отмене.

Поскольку все обстоятельства полностью установлены судом первой инстанции, судебная коллегия полагает возможным принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Жайворонского М.Ю. отказать.

С учетом вышеизложенного, руководствуясь п. 2 ст. 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 28.03.2012 отменить, и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска Жайворонского М.Ю. к Календа Л.В., Календе В.В. о возмещении ущерба, причиненного пожаром.

Кто заплатит за сгоревший неисправный автомобиль?

Достаточно часто автолюбители видят на страницах газет или в интернете печальные новости о сгоревших машинах. Особенно это актуально в больших городах, где борьба за парковочное место нередко происходит с нарушениями уголовного кодекса. Так или иначе, месть отнюдь не единственная причина возгорания автомобиля. Нередко машины воспламеняются самопроизвольно, без вмешательства злоумышленников. Обычно такое происшествие происходит вследствие неисправности автомобильной проводки. Причем причиной неисправности может быть и некачественный ремонт машины в «гаражном» сервисе, и небрежность автослесаря при монтаже аудиосистемы либо сигнализации, и, конечно же, заводской брак.

Рассчитать КАСКО – в 17 компаниях за 2 минуты

Пожар пожару рознь

Как известно, далеко не каждое происшествие с застрахованным автомобилем может быть признано страховым случаем. В правилах КАСКО любой страховой компании приводится полный перечень событий, которые могут быть признаны страховым случаем. Если обобщить и систематизировать информацию из правил страхования ведущих автостраховщиков, можно условно разделить причины возгорания автомобилей на несколько категорий, а также оценить перспективы получения выплаты в каждом конкретном случае.

Таблица 1. Причины возгорания застрахованных авто.

Причина пожара Перспектива получения
выплаты
Поджог или взрыв,
в том числе по вине
неустановленных
злоумышленников
Является страховым случаем,
но только если автовладелец
своевременно обратился в
МЧС и полицию.
Возгорание вследствие
дорожной аварии
Является страховым событием,
но при условии, что страхователь
принял все доступные меры для
спасения автомобиля и вызвал
сотрудников МЧС и ГИБДД.
Некачественные
ремонтные работы
Не является страховым событием
если ремонт производился
в кустарных условиях.
Недоработки
завода изготовителя
Обычно подобное развитие событий
не описывается в страховых правилах,
но, как показывает практика,
страховщики чаще всего отказывают
по таким убыткам.

С первыми двумя причинами пожара, указанными в Таблице 1, все более или менее ясно. При соблюдении условий страхования владелец автомобиля вполне может рассчитывать на выплату возмещения, потому как данные риски обычно изначально заложены в цену КАСКО . А вот в случае возгорания машины вследствие некачественного ремонта страховщик имеет полное право отказать в возмещении ущерба, но только когда ремонтные работы производились неквалифицированным персоналом в кустарных условиях.

Стоит отметить, что возгорание автомобиля в момент нахождения на СТОА официального дилера, как правило, не является поводом для отказа в выплате. Особенно если машина оказалась на сервисной станции по направлению автостраховщика.

Правда, подобные случаи крайне редко встречаются на практике, ведь обычно автопроизводитель следит за состоянием ремонтного оборудования и заботится о постоянном повышении профессионализма сотрудников дилерский компаний.

В последнем, четвертом, случае все обстоит несколько сложнее. Чаще всего страховые компании не упоминают в правилах КАСКО возможность получения возмещения при повреждении автомобиля в результате пожара, ставшего следствием заводского брака. Однако страхователю, попавшему в подобную ситуацию, не стоит расстраиваться, ведь он в любом случае может рассчитывать на компенсацию. Вопрос заключается только в том, кто будет оплачивать восстановление машины.

Некачественная сборка

Рассматривая ситуацию с повреждением машины из-за брака, стоит вспомнить об общепринятых принципах добровольного страхования автотранспорта. Одним из них является предоставление страхователем достоверной информации, необходимой для адекватной оценки степени страхового риска. То есть при заключении договора добровольного автострахования владелец машины обязан упомянуть все дефекты и повреждения, которые имеются на данный момент.

В противном случае страховщик неверно оценит вероятность наступления страхового события, вследствие чего будет искажен расчет в калькуляторе КАСКО . Нужно отметить, что сокрытие сведений о наличии технической неисправности машины может быть расценено сотрудниками страховой компании как нарушение условий страхования. В дальнейшем этот факт будет использован работниками отдела выплат в качестве повода для отказа в возмещении ущерба.

Юридическое противоречие

Получается, что налицо явное противоречие между обязанностью страхователя уведомить страховую компанию о всех дефектах и его возможностью выполнить данное условие. Не секрет, что при обнаружении заводских дефектов автопроизводители обычно отзывают всю партию бракованных машин, о чем непременно сообщают через средства массовой информации.

Если официальные представители завода-изготовителя не делали подобных заявлений, автовладелец просто не может на момент оформления полиса располагать сведениями о технической неисправности машины. Получается, что страхователь предоставил автостраховщику достоверные сведения, так как просто не мог знать о наличии того или иного дефекта сборки автомобиля.

В подобной ситуации возможность досудебного разрешения спора относительно признания происшествия страховым событием будет зависеть от выплатной политики конкретного страховщика. Как свидетельствуют отзывы о страховых компаниях , в отдельных случаях работники отдела выплат могут пойти на уступки и признать возгорание машины страховым случаем. Тем более, что автостраховщик всегда сможет в порядке суброгации взыскать сумму ущерба с производителя сгоревшего транспортного средства.

К сожалению, страховщикам и их клиентам не всегда удается прийти к взаимопониманию. В таком случае автовладельцу можно посоветовать лишь одно – обратиться для разрешения вопроса в суд.

Правда, результаты такого разбирательства будут зависеть не только от конкретных фактов, но и от судебной практики, сложившейся в регионе. Вот почему практически невозможно предсказать исход каждого отдельного дела.

Еще один вариант

Даже при негативном судебном вердикте в споре со страховой компанией автолюбитель все равно может вернуть деньги, потраченные на ремонт машины. Однако в данном случае претензию следует предъявлять не страховщику, а производителю автомобиля. Необходимо сразу оговориться, что в этом случае владельцу машины нужно потратить немало денег и времени, ведь ему придется доказывать причинно-следственную связь между заводской недоработкой и повреждением авто. Для этого могут потребоваться разнообразные специальные экспертизы, в том числе пожарно-техническая.

Кроме того, собственнику машины желательно сразу найти квалифицированного юриста с опытом ведения подобных дел. Он поможет владельцу автомобиля правильно составить претензию в адрес изготовителя транспортного средства. Также услуги юриста непременно понадобятся в случае судебного разбирательства, потому как в штате компаний, занимающихся производством автомобилей, трудится не один десяток специалистов в области юриспруденции. Стоит ли лишний раз напоминать, что они прекрасно разбирающихся в тонкостях законодательства.

Е-ОСАГО по выгодной цене

Мобильное приложение от INGURU сэкономит время и деньги:
10 страховых компаний, онлайн оплата, полисы сохраняются
в приложении и приходят на e-mail

Борьба с потребительским терроризмом. Компания-автодилер доказала, что возгорание автомобиля не является основанием для расторжения договора купли-продажи

Автор: Комаровская Ольга Игоревна

Регион: Самарская область, г. Самара

Должность: Юрисконсульт, ООО “Дельта – М”

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 2-2/2011

Суть дела

Клиент приобрёл в официальном дилерском центре (далее – ДЦ) новый автомобиль Peugeot. В период эксплуатации автомобиля у клиента не возникало жалоб. До истечения гарантийного срока, в марте 2010 года, произошло возгорание припаркованного автомобиля. Как было установлено пожарной экспертизой МЧС, причиной пожара стал не поджог. Потребитель обратился в суд с требованием о расторжении договора и возврате денежной суммы. Компания-дилер смогла доказать в суде, что само по себе возгорание автомобиля не является существенным недостатком и, как следствие, не может быть основанием для расторжения договора.

Задача и ее решение

В сентябре 2010 года в адрес организации-доверителя поступило исковое заявление от потребителя, купившего в дилерском центре доверителя (назовём его ДЦ-1) автомобиль марки Peugeot. Требование было основано на факте возгорания автомобиля, что, по мнению представителя потребителя, служило безусловным основанием для расторжения договора и возврата уплаченной за него суммы. Однако у меня и моих коллег был совершенно иной взгляд на сложившуюся ситуацию.

Для начала необходимо изложить краткую предысторию спора.
В конце 2008 года потребитель (назовём его для простоты Имярек) приобрёл в официальном дилерском центре Дилер-1 автомобиль Peugeot 206 в кузове седан. После приобретения автомобиль не вызывал у клиента Имярека практически никаких нареканий: несколько его посещений дилерского центра были связаны исключительно с регулировочными работами.

В соответствии с регламентом, установленным заводом-изготовителем в сервисной книжке для автомобилей Peugeot, легковые автомобили этой марки должны проходить периодическое техническое обслуживание каждые 20 000 км пробега. В октябре 2009 г. автомобиль г-на Имярека прошёл техническое обслуживание у другого дилера, входящего в официальную сеть, которого мы назовём ДЦ-2, в соответствии с регламентом.

12 марта 2010 г. произошло возгорание только что припаркованного клиентом на стоянке автомобиля. Возгорание было ликвидировано самим собственником авто при помощи охранников стоянки. В результате пожара достаточно сильно пострадал моторный отсек автомобиля и лако-красочное покрытие капота; при этом салон не пострадал.
В этот же день автомобиль на эвакуаторе был доставлен к ДЦ-2, где клиент потребовал установить причину возгорания. В тот же день сотрудники дилера сфотографировали причиненные пожаром повреждения и предложили клиенту провести независимую экспертизу автомобиля. В соответствии с требованиями статьи 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» дилер заявил о готовности самостоятельно организовать и оплатить её проведение.

Более того, 19 марта 2010 г. с Имяреком было заключено соглашение о проведении и оплате независимой экспертизы: по договоренности сторон проведение экспертного исследования поручалось ООО «СамараАвтоЭкспертиза», был определен перечень вопросов, на которые предстояло ответить экспертам. Добросовестно исполняя свои обязательства, ДЦ-2 согласовал с клиентом дату осмотра автомобиля экспертом и подготовил необходимое для этого оборудование. Однако 22 марта 2010 г. потребитель обратился с заявлением об отложении экспертизы, а 27 марта 2010 г. заявил об отказе от ее проведения и потребовал вернуть ему автомобиль. Как пояснил в дальнейшем сам Имярек в одном из заседаний суда, отказаться от проведения ранее согласованной экспертизы ему посоветовал руководитель ООО «ЮристКонсалт», с которым ровно за день до этого истец заключил договор на оказание юридических услуг.
26 апреля 2010 г. Имярек обратился к ДЦ-1, продавцу автомобиля, с требованием о расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за авто суммы. 30 апреля 2010 г. Имяреку был отправлен ответ на претензию, в котором в соответствии с пунктом 5 статьи 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» было предложено провести независимую пожарно-техническую экспертизу. При этом в соответствии с требованиями действующего законодательства истцу была предоставлена возможность выбора экспертного учреждения, а также предлагалось сформулировать дополнительные вопросы эксперту. В этом же документе ДЦ-1 просил г-на Имярека предоставить имеющуюся у него информацию, касающуюся возгорания. В течение длительного времени Имярек не контактировал с будущим ответчиком, и только 17 июня 2010 г. было получено ещё одно его письмо, в котором указывалось, что по факту возгорания возбуждено уголовное дело, поэтому предоставление автомобиля для проведения экспертизы невозможно до окончания следственных мероприятий. О принятом следственными органами решении представитель истца обещала сообщить ДЦ-1, чего, однако, впоследствии не сделала.
И, наконец, 3 сентября 2010 г. ДЦ-1 была получена копия искового заявления, в котором представитель истца ставила вопрос о взыскании с ответчика стоимости нового аналогичного автомобиля (408 000 руб.), неустойки за просрочку исполнения требования о расторжении договора купли-продажи, компенсации затрат истца на аренду автомобиля взамен повреждённого возгоранием, а также морального вреда.

Также к участию в деле в качестве третьих лиц были привлечены ДЦ-2, выполнивший на автомобиле истца ТО-20, и импортёр автомобиля, ООО «ПЕЖО СИТРОЕН РУС».
Передо мной и моими коллегами, на мой взгляд, стояла достаточно непростая задача. Как известно, суды общей юрисдикции зачастую достаточно предвзяты при разрешении потребительских споров, и более благосклонны к потребителям, нежели к предпринимателям. Кроме того, сам законодатель, защищая слабую сторону подобных правоотношений, возложил на предпринимателя бремя доказывания отсутствия своей вины.
ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. Пункт 2 статьи 476 ГК РФ: «В отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы».

Таким образом, если недостаток товара возник в течение гарантийного срока, продавец должен нести ответственность во всех случаях, если не доказал, что возникновение недостатка связано с нарушением правил эксплуатации товара.

Таким образом, интерес в этом деле представляли два вопроса. Первый: является ли само по себе возгорание автомобиля недостатком, тем более — существенным? От ответа на этот вопрос принципиально зависело распределение бремени доказывания по делу. Второй: если всё-таки возгорание автомобиля является недостатком товара, какие процессуальные средства можно использовать с тем, чтобы доказать наличие вины потребителя?

Поскольку было неясно, как воспримет суд первый аргумент (о том, что возгорание как таковое — не недостаток), было решено ходатайствовать перед судом о проведении экспертизы автомобиля. Поскольку объект исследования был чрезвычайно сложным, суду пришлось назначить комплексную экспертизу с привлечением экспертов автотехника, пожаротехника и химика.

При формулировании вопросов, предлагаемых экспертам от ДЦ-1, пришлось прибегнуть к консультациям технических специалистов дилерского центра. Так, по мнению сотрудников дилера, в условиях отсутствия признаков поджога самыми распространёнными версиями возгорания автообиля во все времена были короткое замыкание, возгорание посторонних предметов, помещённых под капот для «утепления двигателя», а также негерметичность топливной системы или системы смазки. Так среди вопросов оказался, например, такой: «Имеются ли следы нахождения в подкапотном пространстве исследуемого автомобиля посторонних предметов (куски бумаги, материи и т.п.)?». Кроме того, в судебном заседании г-н Имярек крайне яростно отстаивал ту точку зрения, что сам ничего с двигателем не делал, даже ни разу не доливал в него моторное масло. Такое явное нежелание истца признавать, что он производил какие-то манипуляции с мотором, заставило поставить перед экспертами вопрос о том, какое моторное масло было залито в двигатель автомобиля истца.

По итогам экспертизы был установлен ряд интереснейших обстоятельств.

Во-первых, выяснилось, что причиной возгорания автомобиля явилось воспламенение нефтепродуктов, попавших на выпускной коллектор автомобиля. Следы короткого замыкания или иной причины возгорания в автомобиле отсутствовали. При этом в заключении было указано, что маслозаливочная горловина двигателя могла не обеспечивать герметичность системы, однако вследствие повреждений, полученных автомобилем при пожаре, утверждать этого определённо нельзя. Эта нерадостная для дилера новость натолкнула нас на необходимость допроса экспертов в судебном заседании. При лабораторном анализе остатков нефтепродукта, проба которого была изъята экспертами из очага пожара, обнаружены следы ароматических углеводородов.
Как пояснила допрошенная судом эксперт-химик, ароматические углеводороды входят в состав бензина, а также растворителей на нефтяной основе. Чрезвычайно важно то обстоятельство, что, по утверждению эксперта, имеющиеся следы ароматических углеводородов не могли образоваться в результате горения моторного масла. Таким образом, причинно-следственная связь между проведенными ДЦ-2 работами или предположительно имевшейся негерметичностью маслозаливочной горловины и возгоранием автомобиля в экспертном заключении установлена не была.

Во-вторых, выяснилось, что находившееся на момент осмотра в автомобиле истца масло было отработанным (бывшим в эксплуатации) минеральным моторным маслом. Из документации на автомобиль истца прямо следовало, что моторное масло на минеральной основе рекомендовано производителем автомобиля исключительно для бензиновых двигателей объёмом 1.0 л. Между тем, автомобиль истца был оснащён двигателем рабочим объёмом 1.4 л. Очевидно, что залив моторного масла на минеральной основе представлял собой грубое нарушение требований руководства по эксплуатации и сервисной книжки автомобиля. Доводы г-на Имярека о том, что минеральное масло могло быть залито в его автомобиль сотрудниками ДЦ-1 в ходе технического обслуживания 16 октября 2009 г. были полностью опровергнуты итоговым Актом выполненных работ и перечнем запасных частей от 16 октября 2009 г., а также показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей-сотрудников дилерского центра. Таким образом, судом было с достоверностью установлено, что после прохождения автомобилем истца ТО-20 в двигатель автомобиля доливалось минеральное моторное масло. Когда стало ясно, что в результате экспертизы получены данные, свидетельствующие о недобросовестности истца, который не только нарушал требования руководства по эксплуатации автомобиля, но и вводил суд в заблуждение, было решено, что пришло время главного аргумента.

В итоговых пояснениях ответчика, занявших добрый десяток листов, неоднократно было подчёркнуто, что истцом не было представлено ни доказательств наличия в автомобиле каких-либо недостатков, ни доказательств причинно-следственной связи пожара с предполагаемыми недостатками, ни, тем более, доказательств того, что в автомобиле имелся существенный недостаток.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. В соответствии со статьёй 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» в отношении технически сложного товара потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы в случае обнаружения в нем существенного недостатка.
К категории существенного недостатка закон относит неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки (преамбула к Закону РФ «О защите прав потребителей»).

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. В силу части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Согласно абзацу второму пункта 6 статьи 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы. Таким образом, Закон РФ «О защите прав потребителей» содержит единственное изъятие из общего правила гражданского процессуального законодательства, возлагая на продавца бремя доказывания причины возникновения недостатка товара, если недостаток обнаружен в течение гарантийного срока.

Вопрос о распределении бремени доказывания всех иных обстоятельств по судебным делам, связанным с защитой прав потребителей, по нашему мнению, решается по общим правилам гражданского процессуального законодательства. Напротив, как следовало из показаний истца, на протяжении полутора лет, предшествовавших пожару, он не замечал в автомобиле никаких недостатков и ни разу не обращался с какими-либо жалобами в автосервис.

В ходе исследовании автомобиля истца экспертами не обнаружено признаков производственных недостатков в топливной системе, системе выпуска отработанных газов, а также электропроводке автомобиля, которые могли бы послужить причиной пожара. Не было выявлено также следов аварийной работы электрооборудования автомобиля.

Что касается повреждений, причиненных автомобилю истца в результате пожара, то они, во-первых, были устранимы, а, во-вторых, относительно невелики. Для подтверждения этого факта ответчиком была составлена и представлена в суд дефектовочная ведомость на автомобиль, в которой было указана ориентировочная стоимость ремонта автомобиля и его длительность согласно нормативам официального дилера. Согласно представленному документу ремонта или замены требовали лишь отдельные элементы навесного оборудования двигателя, часть находящейся в моторном отсеке электропроводки, аккумуляторная батарея и капот автомобиля. Ответчик полагал, что при таких условиях требование истца нельзя было считать обоснованным. Суд принял сторону ответчика, отказав истцу в иске полностью.

Чего удалось добиться

Недобросовестный потребитель не смог расторгнуть договор купли-продажи и получить деньги за автомобиль. Таким образом, имущественные интересы автодилера были соблюдены. Кроме того, удалось донести до суда общей юрисдикции мысль о том, что само по себе возгорание автомобиля не является недостатком товара, в связи с чем бремя доказывания его наличия или отсутствия распределяется между сторонами по общим правилам, установленным ГПК РФ. Состоявшееся решение в настоящий момент используется в качестве имеющего преюдициальную силу в споре этого же потребителя с дилером, осуществлявшим ТО-20. Кроме того, надеюсь, оно заложит основу формирования не-заведомо-пропотребительской судебной практике.

Решение суда об обязании устранить последствия возгорания автомобиля, взыскании пени, судебных расходов, компенсации морального вреда № 2-31/2016 (2- 5923/2015;)

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 января 2016 года Черемушкинский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Попова Б.Е., при секретаре Абалымовой И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-31/16 по иску Шварц Р.П. к ООО «Рус-Лан» об обязании устранить последствия возгорания автомобиля, взыскании пени, судебных расходов, компенсации морального вреда,

Истец обратился в суд с иском к ответчику об обязании устранить последствия возгорания автомобиля, взыскании пени, судебных расходов, компенсации морального вреда, мотивируя тем, что в процессе эксплуатации приобретенного им в ООО «Рус Лан» автомобиля произошло возгорание, часть деталей повреждено.

Представитель истца и истец в судебное заседание явились, иск поддержали.

Представитель ответчика иск не признал.

Суд, выслушав явившихся лиц, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему выводу.

Истец приобрел транспортное средство в ООО «РУС-ЛАН», по договору купли-продажи автомобиля № от ДД.ММ.ГГГГ

Гарантийный срок на транспортное средство, установленный заводом-изготовителем транспортного средства, составляет 2 года. Соответственно гарантийный срок на автомобиль действует до ДД.ММ.ГГГГ.

РУС-ЛАН произвел ремонт с демонтажем уплотнителя ДД.ММ.ГГГГ, гарантия на выполненные работы закончилась ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ автомобиль успешно прошел техническое обслуживание в РУС-ЛАН. Соответственно автомобиль был полностью исправен.

Как следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ произошло возгорание в моторном отсеке указанного выше автомобиля. После чего, Истец обратился в РУС-ЛАН для устранения недостатков товара.

Однако требование потребителя ответчик оставил без удовлетворения ссылаясь на то, что поломка ставшая причиной возгорания автомобиля не является браком или конструктивным недостатком.

Для разрешения поставленных перед судом вопросов назначена судебная экспертиза в ООО ЦНЭ «Стандарт эксперт» из результатов которой усматривается, что установить в достаточной мере достоверно факты, способствовавшие отсоединению ДД.ММ.ГГГГ верхнего уплотнителя моторного щита у автомобиля г.н. №, при заявленных обстоятельствах не представляется возможным. Признаков деформации деталей кузова и конструктивные изменения узлов и агрегатов ТС в области моторного отсека не выявлено. Плоскость прилегания каркаса капота к уплотнителю в области моторного щита без повреждений и следов потертостей. Устройство и способ крепления уплотнителя не позволяет самостоятельного его смещения со штатного места. Таким образом, эксперт не исключает, не связанное с конструкцией автомобиля, внешнее воздействие, которое привело к ослаблению посадки уплотнителя на верхнем ребре моторного щита…

При этом в ответе на второй вопрос экспертом указывается, что условия эксплуатации автомобиля, в т.ч. агрессивный стиль вождения, не состоит в причинно-следственной связи с наступившими последствиями.

Согласно ответа эксперта на третий вопрос, причиной возгорания автомашины явилось не самопроизвольное смещение уплотнителя моторного щита с места крепления и дальнейшее падение уплотнителя на нагретую трубу выпускного коллектора.

У суда нет оснований не доверять эксперту проводившему экспертизу, так как он был предупрежден об уголовной ответственности, его выводы логичны и мотивированы.

Таким образом из полученных сведений можно сделать вывод, что смещение уплотнителя моторного щита которое в дальнейшем явилось причиной возгорания в моторном отсеке ТС хотя и не является конструктивным недостатком, при этом не могло возникнуть по причине агрессивной эксплуатации или нарушений правил эксплуатации со стороны истца, но исходя из принципа, что транспортное средства при эксплуатации должно отвечать требованиям безопасности, что фактически не было обеспеченно производителем, то виновным лицом суд полагает является ответчик который не выявил ослабления посадки уплотнителя при плановом ТО проведенном в апреле 2016 года.

Таким образом имеются основания для обязания ответчика безвозмездного восстановления последствий возгорания автомобиля г.н. № происшедшего ДД.ММ.ГГГГ (согласно заказ-наряду от ДД.ММ.ГГГГ и калькуляции стоимости деталей подлежащих замене).

Согласно п. 6 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» В отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

У суда имеются также основания для взыскания неустойки на основании ст. 23 Закона «О защите прав потребителей» за каждый день просрочки в размере одного процента от цены … При этом суд полагает возможным исходить в данном случае от стоимости устранения недостатков, которые составляют сумму =

Вместе с этим и на основании ст. 333 ГК РФ, суд полагает возможным снизить неустойку до разумных пределов , исходя из того, что установленные судом обстоятельства в силу технических особенностей и не полноты представленных истцом сведений не могли быть достоверно установлены ответчиком, что и явилось причиной отказа последнего в их устранении.

При изложенных выше обстоятельствах также не имеется оснований во взыскании с ответчика штрафа на основании п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей».

Однако в связи с отказом ответчика от исполнения законных требований потребителя в части восстановления повреждений, ответчиком истцу нанесен моральный вред. На основании ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” разумным пределом компенсации морально вреда по мнению суда будет .

При этом истец при подачи иска был освобожден от уплаты госпошлины которая в случае удовлетворения иска подлежит взысканию с ответчика. Таким образом с ответчика подлежит взысканию госпошлина соразмерно удовлетворенной части иска, что составляет сумму .

В силу ст. 98, 100 ГПК РФ расходы истца на защита прав в суде подлежат возмещении с ответчика в сумме , так как данные расходы соответствуют разумности исходя из количества времени затраченного представителем на защиту прав истца в суде и категории дела.

Также с ответчика в силу обоснованности требований подлежат взысканию расходы по проведению экспертизы в сумме которые подтверждены документально и от которых ответчик уклонился при проведении экспертизы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд,

Обязать ООО «Рус-Лан» устранить последствия возгорания автомобиля г.н. № происшедшего ДД.ММ.ГГГГ.

Взыскать с ООО «Рус-Лан» в пользу Шварц Р.П. пени в сумме , судебные расходы в сумме , компенсацию морального вреда в сумме , а всего сумму в размере .

Взыскать с ООО «Рус-Лан» в пользу ООО ЦНЭ «Стандарт Эксперт» судебные расходы по проведению экспертизы в сумме .

Взыскать с ООО «Рус-Лан» в доход Государства пошлину в сумме .

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через канцелярию Черемушкинского районного суда г. Москвы в течение месяца после вынесения решения в окончательной форме.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЯ:

Истец обратилась в суд с иском к ответчику ООО «ТД «Форема-Кухни» о расторжении договора, взыскании денежных средств, неустойки, процентов, компенсации морального вреда, штрафа, мотивирует требования тем, что дд.мм.гггг между истцом и ответчиком б.

Истец обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда, мотивируя тем, что дд.мм.гггг между истцом и ответчиком был заключен договор № купли-продажи мебели, ее сборку и установку. По догово.

Самопроизвольный непожар – как хитрый договор сэкономил страховщику 1,6 млн руб.

Автовладелец предполагал, что, застраховав автомобиль, оградил его от любых неприятностей. Но когда он самопроизвольно загорелся, выяснилось, что у страховой компании свое представление о том, что такое пожар, и выплачивать возмещение по договору она не намерена. Суд с ней согласился.

В июне 2014 года Денис Тищенко заключил с АО “Страховая группа “МСК” договор добровольного страхования своего Ford Explorer 2012 года выпуска сроком на один год с установленной страховой суммой 1,59 млн руб. К договору прилагались некие “правила страхования транспортных средств”, которыми стороны должны были пользоваться для урегулирования всех вопросов, не отраженных в соглашении.

9 декабря 2012 года супруга Тищенко по дороге из дома в детский сад почувствовала запах “паленых проводов”, но значения этому не придала. Остановилась она только тогда, когда водитель, едущий позади, подал сигнал фарами, показывая, что с машиной не все в порядке. Припарковавшись, женщина увидела, что из-под капота вырывается огонь. Она тут же позвонила в пожарную охрану и, достав из багажника огнетушитель, начала тушить автомобиль. Органы МЧС провели проверку обстоятельств возникновения пожара, на основании результатов которой в возбуждении уголовного дела было отказано. В описательно-мотивировочной части постановления была указана наиболее вероятная причина возгорания – аварийный режим работы электрооборудования. 16 декабря 2014 года автовладелец обратился к страховщику за получением выплаты по договору, однако тот исполнять свои обязательства отказался.

Тищенко решил оценить нанесенный ущерб и обратился к специалистам ООО “ЦНЭ “Варшавский”. Согласно их заключению, стоимость восстановительного ремонта “Форда” составила порядка 1,76 млн руб. Он направил в “МСК” претензию, в которой повторил требование, но снова безрезультатно. Страховщик мотивировал отказ тем, что, согласно п. 4.1.3.1.9 Правил страхования, “повреждения деталей и систем электрооборудования, в том числе АКБ, генератора и др., в результате аварийного режима работы электрической цепи не относятся к страховому риску, не подлежат возмещению”. А также приводил еще один пункт все тех же Правил – п. 4.1.3, в котором говорилось, что возмещению подлежит ущерб от “пожара – неконтролируемого горения или взрыва, возникшего вследствие внешнего воздействия”. Так как пожар был “внутренним”, а не “внешним”, страховым случаем ситуация не является, решила страховая компания.

Суд, который поддержал страховщика

В результате Тищенко обратился в Домодедовский горсуд (дело № 2-2851/2015) с требованием взыскать с АО “Страховая группа “МСК” страховое возмещение в сумме 1,5 млн руб., 47 000 руб. неосновательного обогащения за просрочку выплаты, 100 000 руб. компенсации морального вреда, расходы на представителя – 120 000 руб. и на проведение экспертизы – 8000 руб., а также штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу истца.

Позиция истца базировалась на двух аргументах. Во-первых, он считал, что п. 4.1.3.1.9 и п. 4.1.3 Правил страхования АО “МСК” необходимо признать ничтожными, поскольку они “не должны противоречить гражданскому законодательству и ухудшать положение страхователя по сравнению с установленным в законе”. При этом он опирался на ч. 1 ст. 16 закона о защите прав потребителей, которая гласит, что “условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными”, и п. 1 ст. 422 ГК РФ, где говорится, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, и иным правовым актам, действующим в момент его заключения. Говорил он и о том, что страховщик освобождается от выплаты, если страховой случай наступил, например, по умыслу страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (п. 1 ст. 963 ГК РФ) или вследствие военных катаклизмов (п. 1 ст. 964 ГК РФ). “Между тем положения п. 4.4.3 и п. 4.1.3.1.9 Правил страхования противоречат указанным нормам закона и ухудшают права страхователя, поскольку позволяют освободить страховщика от выплаты страхового возмещения без какой-либо степени вины страхователя и при наступлении не предусмотренного п. 1 ст. 964 ГК РФ события”, – указывал истец, объясняя, отчего указанные пункты соглашения должны быть признаны ничтожными.

Кроме того, по мнению Тищенко, ответчик ничем не доказал наличие обстоятельств, освобождающих его от выплаты страхового возмещения. При рассмотрении дела представитель “МСК” ссылался на постановление МЧС об отказе в возбуждении уголовного дела, где возможной причиной пожара был назван аварийный режим работы электрооборудования. Между тем данное постановление от 19 декабря 2014 года было отменено надзорным органом как незаконное и необоснованное. 27 апреля 2015 года эксперты МЧС выдали новое заключение пожаротехнической экспертизы, в котором предположили, что возгорание вызвано “аварийным режимом работы узлов и агрегатов автомобиля”. В тот же день было вынесено повторное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. “Таким образом, ответчиком не доказано наличие каких-либо обстоятельств при повреждении застрахованного имущества, освобождающих ответчика от исполнения обязательств по договору страхования”, – считал истец.

Суд же 2 сентября 2015 года вынес решение, в котором поддержал позицию ответчика, пояснив, что при заключении договора страхования истец был ознакомлен с его условиями и получил правила страхования, несогласия с которыми не выказывал. Следовательно, “стороны договорились о том, что страховым случаем является причинение ущерба или гибель автомобиля, при возникновении пожара только от внешнего по отношению к автомобилю источника огня”. Судья Юрий Трушкин пришел к выводу, что не ответчику, а истцу “необходимо было представить в страховую компанию документы, подтверждающие факт повреждения автомобиля при определенных обстоятельствах”. В решении (есть в распоряжении редакции) указано, что по мнению суда, доказательствами подтверждено: ущерб нанесен “в силу внутренних по отношению к транспортному средству причин”. А значит, “повреждение автомобиля при данных условиях нельзя признать страховым случаем, о чем указано в п. 4.1.3 правил страхования”, в связи с чем основания для удовлетворения иска отсутствуют.

Что говорят эксперты

Адвокат Алексей Михальчик, который в описанном процессе представлял сторону истца, отметил, что, по его наблюдениям, в судах Московской области “зачастую формируется практика, максимально комфортная именно для страховых компаний”. В других же регионах, по словам юриста, ситуация противоположная. Он приводит в пример аналогичный иск, предъявленный москвичом Дмитрием Шокуровым к страховой компании “Согласие” в 2012 году, при рассмотрении которого также представлял интересы истца. И в Мещанском районном суде, и в Мосгорсуде посчитали, что для взыскания неустойки со страховой компании достаточно самого факта невыплаты страхового возмещения, а доводы ответчика о “внутреннем” характере пожара и ссылка на пункт правил страхования ему не помогли (см. “Не имеется оснований отнести факт пожара к нестраховым случаям”). “В тот раз я добился успеха. В этом же процессе финал был весьма неожиданным – несмотря на то, что экспертиза не установила конкретных причин возгорания, суд посчитал, что это истец должен доказать, что машина сгорела в результате страхового случая. Мало того, что я полагаю возложение бремени доказывания на страхователя неверным с точки зрения закона, но и считаю, что решение суда резко выбивается из общих правил, сформированных судебной практикой по делам такого рода, – суды активно признают условия Правил страхования, ущемляющие права страхователей, ничтожными. Во всяком случае апелляционная инстанция в Московской области работает весьма продуктивно, и мы надеемся на отмену решения”, – прокомментировал Михальчик.

Олег Колотилов, партнер юрфирмы “Кульков, Колотилов и партнеры”, считает судебное решение недостаточно обоснованным по иным причинам. “Как следует из его текста, страховой полис покрывает ущерб, причиненный пожаром. В соответствии с ФЗ “О пожарной безопасности”, пожар – неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства. Тем не менее в правилах страхования определение пожара не соответствует установленному в законе: там пожар определен узко, как неконтролируемое горение или взрыв, возникшие вследствие внешнего воздействия, – говорит юрист. – Таким образом можно утверждать, что определение пожара не соответствует закону, в связи с чем должно применяться определение, указанное в законе, которое включает в себя иные причины, нежели внешнее воздействие”.

С ними не согласны другие эксперты, опрошенные “Право.ru”. Павел Хлюстов, руководитель департамента по разрешению судебных споров коллегии адвокатов “Барщевский и партнеры”, считает, что с точки зрения закона позиция суда является верной. “Суд не побоялся господствующей судебной практики и вынес правильное решение. Из содержания решения видно, что самовозгорание автомобиля не являлось страховым случаем. В связи с этим страхователь не вправе требовать от страховщика страхового возмещения, поскольку он не застраховал свой автомобиль от риска самовозгорания”, – считает он. Вместе с тем юрист говорит о том, что страхователь вправе ссылаться на ничтожность указанного пункта страховых правил, если докажет, что он не был с ним должным образом ознакомлен при заключении договора либо он был сформулирован таким образом, что не позволял однозначно понять, что такой страховой случай, как “пожар”, исключает риск самовозгорания.

“Ошибка судов, выносящих противоположные решения, заключается в том, что суды неправильно понимают понятия “освобождение от страхового возмещения” и “страховой случай”. Освобождение от страхового возмещения возможно лишь тогда, когда страховой случай наступил, но существуют обстоятельства, освобождающие страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение (например, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя). В комментируемом деле страховой случай вовсе не наступил, поэтому у страхователя не возникло обязанности по выплате страхового возмещения, в связи с чем наличие или отсутствие обстоятельств, которые могли освободить страховщика от выплаты страхового возмещения, не имеет юридического значения”, – считает адвокат.

О правоте суда говорит и Сергей Морозов, юрист компании “Хренов и партнеры”. “Представляется, что оснований для признания такого условия договора ничтожным не имеется. Следует понимать, что статья 964 ГК РФ предусматривает условия освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения тогда, когда страховой случай уже наступил. Как следствие, указание в договоре, что какая-то ситуация не является страховым случаем, не нарушает указанной нормы, на что правильно было указано судом. Впрочем, нередко можно встретить судебные решения, в которых суды запрещают в потребительских договорах согласование любых условий, прямо не поименованных законом, и, как следствие, признают такое условие недействительным. Хотя, на наш взгляд, такой подход идет вразрез с принципом свободы договора, существование такого подхода дает определенный шанс на удовлетворение апелляционной жалобы”, – считает он.

При этом, юрист напоминает, что в таких спорах ключевым вопросом является не вопрос о законности такого условия, а вопрос толкования условий договора (какие случаи возгорания относятся к страховым) и вопрос определения причин возгорания автомобиля. По его мнению, важно учитывать информационное и договорное неравенство страховой компании и потребителя: страховая компания является профессиональным участником рынка страхования и фактически единолично определяет условия страхования, в то время как потребитель без дополнительных объяснений может даже до конца не понимать содержания некоторых условий и не может повлиять на содержание типовых договоров.

Как сообщил адвокат Михальчик, на решение Домодедовского суда подана апелляционная жалоба в Мособлсуд.

Dimkeej › Блог › НОВОВВЕДЕНИЕ! Штраф за газовое оборудование (ГБО) на автомобиле

Добрый день, уважаемый читатель.

В этой статье речь пойдет про нормативные-правовые документы, регламентирующие вопросы установки и регистрации газобаллонного оборудования.
ГБО технически может быть установлено практически на любой автомобиль. При этом благодаря низкой стоимости топлива (примерно в 2 раза меньше, чем стоимость бензина), стоимость оборудования окупается достаточно быстро. Это особенно заметно при повседневном использовании транспортного средства в коммерческой деятельности.
Рассмотрим, как зарегистрировать ГБО в ГИБДД, а также возможные штрафы за использование газового оборудования с нарушениями. Приступим :

Регистрация газового оборудования в ГИБДД в 2016 и 2017 году

Рассмотрим Раздел 4 Главы V Технического регламента таможенного союза О безопасности колесных транспортных средств:

75. Проверка выполнения требований к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации, в случае внесения изменений в их конструкцию осуществляется в форме предварительной технической экспертизы конструкции на предмет возможности внесения изменений и последующей проверки безопасности конструкции и технического осмотра транспортного средства с внесенными в конструкцию изменениями.

В ходе предварительной технической экспертизы удостоверяются в том, что после внесения изменений в конструкцию транспортного средства, сохранится его соответствие требованиям настоящего технического регламента, действовавшим на момент выпуска транспортного средства в обращение.

В ходе проверки безопасности конструкции транспортного средства удостоверяются в том, что после внесения изменений в конструкцию транспортного средства его безопасность соответствует требованиям настоящего технического регламента.

В первую очередь обратите внимание, что в данном пункте приведены 2 типа проверок:

Предварительная (до установки);
Проверка безопасности (после установки).
Это довольно существенный момент. Предварительную проверку нужно провести до того, как на автомобиль будет установлено газобаллонное оборудование. Т.е. в первую очередь водитель должен “получить разрешение” на установку ГБО. Техническая экспертиза проводится в специализированной организации, а получить разрешение нужно в МРЭО ГИБДД.

После этого можно обратиться в организацию, занимающуюся установкой газового оборудования. Техническую сторону вопроса рассматривать не будем. Важно, чтобы после установки организация выдала Вам копии сертификатов на установленное ГБО.

В завершение нужно провести проверку безопасности конструкции (в той же организации, где Вы проходили предварительную проверку). В результате Вы получите свидетельство о соответствии транспортного средства с внесенными в его конструкцию изменениями требованиям безопасности. С этим документом нужно обратиться в ГИБДД для внесения изменений в регистрационные документы автомобиля.

На первый взгляд порядок регистрации газового оборудования в ГИБДД кажется довольно запутанным. Однако на практике все не так уж сложно. И если Вы решились на установку ГБО, то узаконить его будет вполне реально.

В каком случае не нужно проходить проверку?

Рассмотрим пункт 77 раздела 4 главы V технического регламента:
77. Транспортные средства не подлежат проверке в следующих случаях:

1) при установке на транспортное средство компонентов:

предназначенных для этого транспортного средства и прошедших оценку соответствия в составе данного транспортного средства, что подтверждено документацией изготовителя компонентов;

предусмотренных изготовителем транспортного средства в эксплуатационной документации;

2) при серийном внесении изменений в конструкцию на основании разработанной и согласованной в установленном порядке конструкторской документации, если на ее основе была выполнена оценка соответствия внесенных изменений.

Если производитель предусматривает установку на автомобиль газового оборудования (с завода выпускаются модификации данной модели, оснащенные ГБО), то проверку можно не проходить.

Периодические проверки газового оборудования
Водитель транспортного средства, должен проходить периодические проверки газового оборудования и газовых баллонов:

9.8.3. Газобаллонное оборудование на транспортных средствах в специально уполномоченных организациях подвергается периодическим испытаниям с периодичностью, совпадающей с периодичностью освидетельствования баллонов, установленной изготовителем баллонов и указанной в паспорте на баллон (баллоны). По результатам периодических испытаний специально уполномоченные организации оформляют свидетельство о проведении периодических испытаний газобаллонного оборудования, установленного на транспортном средстве.

Обычно такие проверки проводятся раз в 2 года. При этом водитель должен получить документ, в котором будет указана дата проведения последней проверки и дата следующей проверки. Чаще всего проверку осуществляет организация, которая устанавливала оборудование.

9.8.6. Не допускается:

9.8.6.1. Использование газовых баллонов с истекшим сроком их периодического освидетельствования.

9.8.6.2. Нарушения крепления компонентов газобаллонного оборудования.

9.8.6.3. Утечки газа из элементов газобаллонного оборудования и в местах их соединений.

Использовать газовые баллоны, не прошедшие периодическую проверку, запрещено.

Штраф за незаконную установку газового оборудования на автомобиль

К эксплуатации газобаллонного оборудования можно отнести пункты 7.14 и 7.18 перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств:

7.14. Технические параметры, указанные на наружной поверхности газовых баллонов автомобилей и автобусов, оснащенных газовой системой питания, не соответствуют данным технического паспорта, отсутствуют даты последнего и планируемого освидетельствования.

7.18. В конструкцию транспортного средства внесены изменения без разрешения Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации или иных органов, определяемых Правительством Российской Федерации.

Пункт 7.14 относится к периодическим проверкам газового оборудования, пункт 7.18 — к эксплуатации автомобиля с незаконно установленным газовым оборудованием.

Наказание за данные нарушения предусмотрено частью 1 статьи 12.5 КоАП:

1. Управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения эксплуатация транспортного средства запрещена, за исключением неисправностей и условий, указанных в частях 2 — 7 настоящей статьи, —
влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Таким образом, штраф за установку в автомобиль ГБО без регистрации составляет 500 рублей.

В завершение хочу отметить, что требования к газовому оборудованию автомобилей разбросаны по разным частям нормативных правовых документов. При желании Вы можете ознакомиться с этими документами самостоятельно:

Технический регламент таможенного союза ТР ТС 018/2011 О безопасности колесных транспортных средств (Глава V, раздел 4; приложение 8, раздел 9; приложение 9, пункт 8, приложение 18.
Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств
Статья 12.5 КоАП, часть 1
Удачи на дорогах!

Читать еще:  Как проверить наличие судебного приказа?
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector